ФНС напомнила признаки неблагонадежного контрагента

ФНС разъяснила, как применять новеллы о необоснованной налоговой выгоде

Федеральная налоговая служба разъяснила, как применять нормы НК о необоснованной налоговой выгоде. Должная осмотрительность при выборе контрагента теперь станет не важна, а многие позиции ВАС и ВС могут уйти в прошлое. Теперь во главу угла ставят реальность сделки, а исполнить договор должен тот, кто в нем указан (это новое требование). Но нередко контрагент «на бумаге» поручает поставку третьему лицу. Покупатель может об этом и не знать (зачастую ему все равно, кто доставляет товар, главноеполучить его вовремя). Но, исходя из новелл НК и письма ФНС, участников такой схемы могут ждать сложности, пусть даже поставка вполне реальна.

19 августа 2017 года вступили в силу поправки в Налоговый кодекс, которые прямо запретили искажение отчетности с целью ухода от налогов и сформулировали признаки правомерной сделки (ст. 54.1 НК). Новые нормы неоднозначны и толковать их можно совершенно по-разному, говорили эксперты при оценке законопроекта в июле 2017 года (подробнее см. «Профанация, а не кодификация»: юристы оценили поправки в НК о необоснованной выгоде»). Поэтому значение этих норм во многом зависит от правоприменения.

И вот Федеральная налоговая служба подготовила первый документ, посвященный толкованию новой статьи, – письмо № СА-4-7/16152@ от 16 августа (на момент публикации статьи разъяснение пока официально не обнародовано, однако «Ведомости» убедились в его подлинности). Исходя из логики письма и закона, налогоплательщиков ждут изменения в работе с контрагентами: любые «меры по проявлению должной осмотрительности» потеряют значение, предупреждает партнер Taxology Алексей Артюх.

Искажение отчетности и новый признак правомерной сделки

П. 1 ст. 54.1 НК впервые запрещает искажать отчетность с целью уйти от налогов. Формулировка «искажение» предполагает умышленность, которую налоговому органу предстоит доказать, комментирует руководитель департамента налогового и юридического консультирования КМПГ Михаил Орлов. Как подчеркивается в письме ФНС, налоговый орган не исправляет расчеты налогоплательщика, который исказил экономический смысл операции. То есть все расходы списываются полностью, разъясняет Орлов. Это более жесткий подход по сравнению с Постановлением Пленума ВАС № 53 «О необоснованной налоговой выгоде». П. 7 предписывал судам пересчитывать объем прав и обязанностей исходя из подлинного экономического смысла.

В письме ФНС раскрывается практический смысл п. 2 ст. 54.1 НК, который ввел два признака правомерной сделки (если нет искажения отчетности с целью уйти от налогов):

1) основной целью сделки не является неуплата (неполная уплата) или зачет (возврат) суммы налога;

2) обязательство по сделке выполняет именно тот, на кого оно возложено договором (если условия сделки или закона не предусматривают иное).

Несоответствие хотя бы одному из таких признаков – это повод отказать в учете сделки, гласит письмо № СА-4-7/16152@. Оно инструктирует налоговиков особое внимание уделять проверке реального характера сделок. В то же время письмо обращает внимание, что законодатель исключает из практики налоговых органов формальный подход (п. 3 ст. 54.1 НК). Например, если первичные учетные документы подписало неустановленное или неуполномоченное лицо, это само по себе еще не говорит о нарушении. Подобных претензий на практике немало, по словам Орлова. Налоговики могут говорить: «Ваш документ не так подписан» или «Ваш контрагент не заплатил налоги – значит, мы их вам не возместим». По наблюдениям Орлова, практика предъявления формальных претензий сейчас возобновляется после многолетнего затишья, поэтому нелишне напомнить налоговикам об их недопустимости.

Артюх комментирует два критерия правомерной сделки из п. 2 ст. 54.1 НК и их трактовку ФНС. В отличие от «теста деловой цели» (1), хорошо известного по постановлению Пленума ВАС № 53, «тест реальной стороны договора» (2) для налогоплательщиков новый. В то же время суды вслед за налоговиками часто определяют «реальность поставки товаров, выполнения работ, оказания услуг» не как наличие их в природе и приобретение налогоплательщиком, а как их поставку (выполнение, оказание) конкретным контрагентом, который поименован в документах, рассказывает Артюх. Но у формального контрагента нередко нет необходимого штата, оборудования и так далее, а исполнение он перепоручает другому лицу.

Реальная поставка от «неправильного» контрагента не меняет экономическое содержание сделки, признает партнер Taxology. Однако он предупреждает, что налоговики могут придраться к этой схеме. Они могут решить, что искажается смысл операции, ведь налоговую выгоду анализируют применительно к «бумажному» поставщику, и именно его документы учитывает контрагент.

Алексей Артюх, партнер Taxology: В письме указывается, что нужно избегать формального подхода. Но, по сути, один формальный признак (подозрительности контрагента) сменяется другим, не менее формальным (реального исполнения сделки именно указанным контрагентом).

Доказательства умысла налоговых «уклонистов»

Чтобы доказать неуплату или недоплату налогов, инспекции должны подтвердить, что должностные лица, участники (учредители) компании и т. д. целенаправленно стремились сэкономить на платежах в бюджет. К такому выводу могут подтолкнуть признаки, некоторые из которых перечисляются в письме ФНС:

  • юридическая, экономическая и иная подконтрольность, в том числе на основании взаимозависимости спорных контрагентов проверяемому налогоплательщику;
  • транзитные операции между взаимозависимыми или аффилированными участниками взаимосвязанных хозяйственных операций, в том числе через посредников, с использованием особых форм расчетов и сроков платежей;
  • обстоятельства, которые свидетельствуют о согласовании действий участников хозяйственной деятельности.

Должная осмотрительность уходит в прошлое?

Непроявление должной осмотрительности при выборе контрагента – это одна из частых претензий налоговых органов, которые обвиняют компании в связах с однодневками и прочими сомнительными партнерами. Такое понятие, как должная осмотрительность, ввел Пленум ВАС постановлением № 53. В законе оно не закреплено, напоминается в письме ФНС. Письмо гласит, что формальные претензии к контрагентам не имеют значения, если не опровергнут главный факт – реальности операций и сделок.

В свете ст. 54.1 НК и письма ФНС безразлично, знал ли налогоплательщик о нарушениях контрагента или о том, что тот исполнял сделку с привлечением третьих лиц, говорит Артюх. Но Высший Арбитражный суд и экономколлегия Верховного суда проявляли другой подход – что должную осмотрительность надо исследовать, потому что она составляет субъективную сторону налогового правонарушения, отмечает партнер Taxology. Если подход ФНС возобладает, многие позиции ВАС и ВС станут историей, опасается юрист (см., например, о недавнем деле «Центррегионугля» – «Верховный суд объяснил, почему признаки «однодневки» у контрагента – это не страшно»).

Кроме того, в письме подчеркивается, что «положения п. 2 ст. 54.1 НК не предусматривают негативных последствий за неправомерные действия контрагентов налогоплательщика второго, третьего и последующих звеньев». По словам Орлова, налоговые органы очень часто предъявляют подобные претензии, потому что сведения стало легко получать с помощью программы АСК НДС-2 (она сама сопоставляет данные об уплате НДС контрагентами). Это указание должно умерить прыть налоговиков, надеется Орлов.

Елена Килинкарова, советник юрфирмы «Максима Лигал»: Но в целом провозглашенный отказ от формального подхода и понятия «непроявление должной осмотрительности» не должен вводить в заблуждение и создавать видимость того, что положение налогоплательщика заметно улучшилось. Ст. 54.1 НК РФ с учётом её толкования ФНС устанавливает достаточно жесткие условия, чтобы признать допустимыми уменьшение налоговой базы и суммы подлежащего уплате налога.

Проверка контрагента: ноу-хау с гарантией

Правильный сбор информации поможет защитить не только компанию от возможных претензий налоговиков, но и сам бизнес – чек-лист по проверке контрагента составила Татьяна Нечаева, эксперт по вопросам бухгалтерского учета и налогообложения ДКПО группы компаний «Ю-Софт».

«Хороший» поставщик или клиент, по мнению ревизоров, обладает рядом качеств. Так, он должен быть действующим юридическим лицом, которое в дальнейшем выполнит взятые на себя обязательства. Кроме этого идеальный кандидат на сотрудничество не может быть организацией-однодневкой, ведь вычеты предъявленного такой компанией НДС могут быть признаны ФНС необоснованными.

Если инспекторы докажут, что компания при выборе контрагента действовала без должной осмотрительности и осторожности, то это может свидетельствовать о получении необоснованной налоговой выгоды самой компанией. Обратите внимание, суды часто соглашаются с контролирующими органами (п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. № 53).

Обязанность по доказательству получения фирмой необоснованной фискальной выгоды возложена на ФНС, доказательства собираются в рамках камеральных и выездных проверок (письмо от 23 марта 2017 г. № ЕД-5-9/547@). При этом ревизорами должны быть установлены конкретные факты и доказательства, свидетельствующие о недобросовестности компании при выборе контрагента, а также подтверждения нереальности хозяйственных операций.

По запросу

Для проверки контрагента налоговики в письмах ФНС от 24 июня 2016 года № ЕД-19-15/104, от 30 ноября 2012 года № ЕД-4-3/20268@ советуют придерживаться следующего алгоритма.

Во-первых, нужно запросить у будущего контрагента его учредительные документы. ФНС рекомендует запросить следующие бумаги (п. 12 Приложения № 2 к Приказу ФНС от 30 мая 2007 г. № ММ-3-06/333@, письма ФНС от 24 июля 2015 г. № ЕД-4-2/13005@, от 16 марта 2015 г. № ЕД-4-2/4124, от 11 февраля 2010 г. № 3-7-07/84, Минфина от 6 июля 2009 г. № 03-02-07/1-340):

  • устав организации;
  • свидетельство о государственной регистрации;
  • свидетельство о постановке на учет в налоговом органе по месту нахождения компании;
  • решение об избрании (назначении) руководителя;
  • лицензию, если сделка планируется по лицензируемой деятельности. Данные лицензии, выданной партнеру, можно проверить на сайтах соответствующих органов;
  • бухгалтерскую отчетность за год, предшествующий году заключения сделки. Данные отчетности организации за последний период можно бесплатно получить в Росстате (если организация представляла отчетность в «статистику», направив в любой территориальный орган Росстата запрос по утвержденной форме (п. п. 4, 12, 18, 21 Регламента Росстата);
  • выписку из ЕГРЮЛ (целесообразнее получить документ самостоятельно в инспекции).

Если компания планирует заключить договор с ИП, то у коммерсанта нужно запросить копию паспорта, свидетельство о государственной регистрации; свидетельство о постановке на налоговый учет и выписку из ЕГРИП.

Требования к ЕГРЮЛ

Для получения выписки из ЕГРЮЛ на бумаге необходимо оплатить предоставление этой бумаги (п. 2 ст. 6 Закона № 129-ФЗ). Стоимость составляет от 200 до 400 рублей (п. 1 Постановления Правительства РФ от 19 мая 2014 г. № 462, п. п. 18, 35, 38 Регламента ФНС, письмо ФНС от 7 апреля 2017 г. № ГД-3-14/2324). После оплаты нужно направить письменный запрос в произвольной форме о предоставлении выписки в любую ИФНС с приложением платежного поручения, подтверждающего оплату (подп. 1 п. 22, п. 28, подп. 2 п. 33 Регламента ФНС).

На официальном сайте ФССП можно получить информацию о возбужденных исполнительных производствах в отношении всех организаций. Если информации по контрагенту там нет – это хороший признак. Если есть, то с ней нужно внимательно ознакомиться и проанализировать риски заключения такого договора.

В запросе указываются наименование контрагента, его ИНН, ОГРН, а также ОГРН, ИНН организации, номер контактного телефона, почтовый адрес или адрес электронной почты компании, которая делает запрос (подп. 11 п. 11, п. 20 Регламента ФНС).

По желанию выписка может быть получена лично представителем организации по доверенности. Если способ получения выписки не указать, ее направят почтой.

Выписку можно получить и бесплатно в электронном виде, заказав ее на сайте ФНС (https://service.nalog.ru/vyp). Электронная выписка или справка об отсутствии запрашиваемой информации предоставляется с усиленной квалифицированной электронной подписью и равнозначна «бумажной», заверенной подписью должностного лица ИФНС и печатью (ч. 1, 3 ст. 6 Закона от 6 апреля 2011 г. № 63-ФЗ, письмо ФНС от 16 марта 2017 г. № ГД-3-14/1814@). Для того чтобы получить электронную выписку, нужно зарегистрироваться на сайте ФНС или иметь доступ к сервису «Личный кабинет налогоплательщика».

Проверка на подлинность

Получив документы, их нужно внимательно проверить. Удобнее всего сделать это обратившись к электронным сервисам ФНС (https://www.nalog.ru).

Что и где проверять?

«Сведения о государственной регистрации юридических лиц» (https://egrul.nalog.ru) (письма Минфина от 12 июля 2016 г. № 03-01-10/41099, ФНС от 7 апреля 2017 г. № ГД-3-14/2324), в этом сервисе при введении данных ОГРН, ИНН или наименования юридического лица можно узнать информацию о регистрации компании в ЕГРЮЛ, юридическом адресе, именах руководителя и учредителей, а также о тех видах деятельности, которыми занимается компания.

При отсутствии сведений о контрагенте заключать сделку с ним опасно, поскольку есть риск потерять возможность учесть расходы, принять к вычету НДС, но взыскать задолженность с контрагента (п. 3 ст. 49 ГК РФ, Постановление Президиума ВАС от 1 февраля 2011 г. № 10230/10).

Следующий шаг на пути проверки – изучить картотеки арбитражных дел и сайт «Росправдосудие» (https://rospravosudie.com). При введении параметров поиска можно увидеть перечень дел Арбитражных судов с участием возможного будущего контрагента.

На официальном сайте ФССП (https://fssprus.ru/iss/ip) можно получить информацию о возбужденных исполнительных производствах в отношении всех организаций. Если информации по контрагенту там нет – это хороший признак. Если есть, то с ней нужно внимательно ознакомиться и проанализировать риски заключения такого договора.

По ОГРН или ИНН организации, введенным на странице «Сведения о лицах, в отношении которых факт невозможности участия (осуществления руководства) в организации установлен (подтвержден) в судебном порядке» (https://service.nalog.ru/svl.do) можно узнать, не заявляло ли лицо, которое, по сведениям ЕГРЮЛ, является руководителем или учредителем организации, о том, что оно не имеет никакого отношения к этой фирме.

Платежеспособность

Важным шагом проверки контрагента является анализ его платежеспособности. Наличие задолженности по налогам можно узнать через сайт ФНС «Сведения о юридических лицах, имеющих задолженность по уплате налогов и/или не представляющих налоговую отчетность более года» (https://service.nalog.ru/zd.do).

Чтобы узнать, не находится ли контрагент в одной из стадий банкротства, нужно зайти на страницу «Вестника государственной регистрации» (https://www.vestnik-gosreg.ru/publ/fz83). Компанию могут признать недействующим лицом, если должник в течение 12 месяцев не представлял налоговую отчетность и не проводил операций хотя бы по одному банковскому счету (п. 1 ст. 64.2 ГК РФ). Нужно убедиться, что будущий деловой партнер не входит в их число, поскольку банкрот не сможет исполнять обязательства по договору (п. 2 ст. 64.2, ст. 419 ГК РФ).

Проверка руководителей

До подписания договора нужно обратить пристальное внимание на людей, которые будут подписывать контракт. Для документального подтверждения полномочий руководителя компании-контрагента нужны копии бумаг, удостоверяющих их личность. Подлинность паспорта можно проверить с использованием сервиса на сайте ФМС «Проверка по списку недействительных российских паспортов» (https://services.fms.gov.ru/info-service.htm?sid=2000).

Определить местонахождение

И наконец, завершающая стадия нашего чек-листа по проверке будущего делового партнера – получить информацию о фактическом местонахождении контрагента и его юридический адрес.

ФНС для проверки юридического адреса контрагента разработала специальный сервис (https://service.nalog.ru/addrfind.do), который позволяет понять, не является ли данный адрес адресом массовой регистрации (то есть по нему зарегистрировано несколько юридических лиц) – это является верным признаком неблагонадежности коммерческой организации или ИП. Минфин напомнил об этом в письме от 17 июня 2016 года № 03-02-07/1/35452.

После проведения всех этих мероприятий у компании должно появиться дело с доказательствами того, что фирма проявила должную осмотрительность при выборе контрагента. Результаты проверки лучше оформить справкой, приложив к ней собранные бумаги, скриншоты интернет-страниц с информацией о контрагенте следует распечатать. Собранные материалы пригодятся фирме при планировании сделок или в случае, если у ИФНС возникнут претензии к сделке.

электронное издание
100 БУХГАЛТЕРСКИХ ВОПРОСОВ И ОТВЕТОВ ЭКСПЕРТОВ

Полезное издание с вопросами ваших коллег и подробными ответами
наших экспертов. Не совершайте чужих ошибок в своей работе!
Свежий выпуск издания доступен подписчикам бератора бесплатно.

Платишь мало налогов? Банк заблокирует счет

Что случилось?

Банк России напомнил всем кредитным организациям, а вместе с ними и их клиентам о необходимости использовать в работе методические рекомендации ЦБ РФ от 21.07.2017 № 18-МР. Этим документом установлен минимальный размер налогов, оплаченных организацией или ИП к общему обороту по счету налогоплательщика, дающий возможность банку не сомневаться в добропорядочности своего клиента. Если налогов платится меньше, возникает подозрение в «чистоте» проводимых финансовых операций и деятельности налогоплательщика, а значит, и реальные основания для блокировки счета.

Налоги нужно платить в достаточном количестве

Заблокировать расчетные счета, по методичке Центробанка, кредитные организации могут по основанию «сомнительная организация», без разделения на крупных и мелких налогоплательщиков. Главное — соотношение суммы уплаченных конкретно через этот банк налогов к сумме оборота. Больше 0,9% — вопросов нет, меньше — придется доказывать свою благонадежность. При этом под такую проверку может попасть абсолютно любая компания, даже самая маленькая, или та, которая испытывает временные финансовые трудности.

Итак, при объеме уплаченных организацией налогов и страховых взносов 0,9% от дебетового оборота по банковскому счету риск получить обвинение в сокрытии доходов от налогообложения и легализации преступных доходов сокращается. Если показатель немного превышает установленный финансовым регулятором минимум или у банка возникает подозрение, что проводимые платежи налогоплательщиком искусственно завышены, то компания попадает в зону особого внимания банкиров. На практике банкиры предупреждают клиентов о том, что со счета необходимо перечислять платежи в бюджет в объеме не менее 1% от оборота.

И это еще далеко не все основания для проявления повышенного внимания со стороны банка. В методичке ЦБ РФ содержится еще немало признаков подозрительных клиентов.

За что еще могут заблокировать счет в банке?

Кроме объема налоговых платежей в методичке Центробанка содержатся следующие признаки неблагонадежных организаций и ИП, к которым банки должны проявлять пристальное внимание, а при возникновении обоснованных подозрений — прекращать операции по их счетам. К таким признакам, в частности, относятся следующие.

  • Отсутствие выплаты заработной платы с банковского счета организации.
  • Отсутствие перечислений в бюджет НДФЛ и страховых взносов.
  • Перечисления по НДФЛ не соответствуют среднесписочной численности сотрудников.
  • В организации занижен фонд заработной платы работников, в сравнении с установленным в регионе уровнем прожиточного минимума.
  • Организация перечисляет со своего расчетного счета в бюджет НДФЛ, не уплачивая при этом страховые взносы.
  • У организации постоянно низкие или совсем отсутствуют остатки денежных средств на счете.
  • Основания операций, проводимых по счету, не соответствуют затратам, которые относятся к виду деятельности организации.
  • Невозможно проследить связь между основаниями преобладающих объемов зачисления денежных средств на счет клиента и основаниями последующего их списания.
  • По счету организации или ИП произошло резкое увеличение оборотов.
  • Организация или ИП не осуществляет со своего банковского счета платежи в рамках ведения хозяйственной деятельности, в частности, не оплачивает аренду, топливо, коммунальные услуги, канцелярию и тому подобное.
  • Денежные средства поступают на счет организации от контрагентов-покупателей по договорам за товары и услуги с выделением НДС и практически в полном объеме списываются клиентом в пользу других контрагентов по объектам, не облагаемым НДС.

При совпадении нескольких признаков из этого перечня нужно быть готовыми к тому, что вас пригласят на беседу в банк и попросят документально подтвердить свои действия. И, что примечательно, к налоговому контролю это не имеет никакого отношения. У банков и финансового регулятора свои задачи — банки должны противодействовать отмыванию и легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терризма. А у ФНС на этот счет есть своя методичка, так что избежать тотального контроля бизнесменам нигде не удастся.

ФНС напомнила о том, какие признаки говорят о недобросовестности контрагента

Федеральная налоговая рассказала, какие обстоятельства могут свидетельствовать о проявлении осмотрительности и осторожности при выборе контрагента. Разъяснения содержатся в письме от 12.05.17 № АС-4-2/8872.

Признаки недобросовестности

Так, инспекторы могут расценить контрагента как проблемного, а сделки, совершенные с ним, как сомнительные, при наличии следующих признаков:

  • контрагент зарегистрирован по адресу массовой регистрации;
  • отсутствует информация о государственной регистрации контрагента в Едином государственном реестре юридических лиц (такую информацию можно получить, в частности, в сервисе «Контур.Фокус» — см. «Руководитель или ИП теперь могут увидеть, достоверны ли включенные в ЕГРЮЛ сведения о потенциальном контрагенте»);

Заказать электронную выписку из ЕГРЮЛ и проверить статус контрагента

  • нет сведений о фактическом местонахождении контрагента, а также о местонахождении его складских, и (или) производственных, и (или) торговых площадей и т.д.

Авторы письма отметили, что понятие должной осмотрительности законодательно не урегулировано, потому и перечень необходимых действий и документов не может быть исчерпывающим. Суды также исходят из того, что перечень документов, подтверждающих проявление налогоплательщиком осмотрительности при выборе бизнес-партнера, зависит от конкретных обстоятельств. Например, Арбитражный суд Уральского округа учел, что перед тем, как вступить в хозяйственные отношения с поставщиком, налогоплательщик проверил данную организацию при помощи сервиса «Контур.Фокус». Принятые меры суд признал достаточными при оценке степени осторожности в выборе партнера (см. «Суд: проверка контрагента при помощи веб-сервиса «Контур.Фокус» свидетельствует о проявлении должной осмотрительности»).

Веб-сервис «Контур.Фокус», с помощью которого можно провести проверку контрагента, разработан компанией СКБ Контур. В частности, в сервисе есть опция, которая поможет бухгалтеру увидеть, не грозит ли сделка с контрагентом доначислением НДС и снятием расходов по УСН или налогу на прибыль. Подробнее об этом см. «Как бухгалтеру избежать снятия вычетов по НДС и расходов по УСН или налогу на прибыль», «Новые правила проверки НДС: как избежать доначислений с помощью сервиса “Контур.Фокус”».

Подключиться к сервису «Контур.Фокус»

Сведения, которые не являются налоговой тайной

Также чиновники напомнили, что с 1 января 2016 года информация о задолженности организаций и ИП, налоговых правонарушениях и мерах ответственности за их совершение не является налоговой тайной и должна размещаться в открытом доступе (п. 1.1 ст. 102 НК РФ). На сайте ФНС России будут размещаться следующие сведения:

  • об уплате налогов;
  • о суммах недоимки и задолженности по пеням и штрафам;
  • о налоговых правонарушениях, о применяемых спецрежимах;
  • о среднесписочной численности; о суммах доходов и расходов по данным бухгалтерской (финансовой) отчетности организации за год, предшествующий году размещения этих данных на сайте.

Банки Татарстана взяли в работу «черный список» ЦБ

С конца июня ЦБ стал рассылать кредитным организациям «черные списки» неблагонадежных клиентов. Банки Татарстана считают, что наличие информации о клиенте в таком реестре – не повод для отказа в обслуживании

Клиенты кредитных организаций, даже по ошибке попав в этот реестр, фактически лишались доступа к банковским услугам. Регулятор, конечно, предупреждал о том, что сведения об отказе в обслуживании или проведении операций в одном банке совсем не обязательно являются основанием для отказа в обслуживании клиента в другой организации. Однако это не помогает. Чтобы исправить ситуацию, бизнес идет на банкротство и новую регистрацию. Федеральная налоговая служба фиксирует всплеск ликвидации и регистрации компаний и индивидуальных предпринимателей, который пришелся на октябрь – спустя три месяца после начала рассылки «черных списков» сомнительных клиентов.

В октябре, по данным налоговиков, было ликвидировано 62 тыс. обществ с ограниченной ответственностью, что на 20 тыс. больше, чем в сентябре. Также в октябре сообщили о прекращении своей деятельности 58 тыс. индивидуальных предпринимателей. Месяцем ранее их было 48 тыс. человек. Вместе с тем, в октябре появились 37 тыс. новых компаний и 65 тыс. индивидуальных предпринимателей. В сентябре их было зарегистрировано 27 тыс. и 55 тыс. соответственно.

В Татарстане пока не наблюдается активности предпринимателей, желающих перерегистрировать свои компании. Как сообщили в аппарате бизнес-омбудсмена Татарстана, юристы ведомства не получали ни одного обращения от деловых кругов Татарстана, связанного с «черными списками» неблагонадежных клиентов. «Релевантных обращений к бизнес-омбудсмену не было», — подчеркнули в пресс-службе бизнес-омбудсмена республики.

Юридические компании Казани также не отмечают увеличения случаев ликвидации и регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. «Я не заметила активности предпринимателей в этом направлении», — сообщила РБК-Татарстан специалист Поволжского юридического центра Анна Ковшова.

Банки республики готовы работать с клиентами, попавшими в «черные списки» Центробанка. «Действительно, в рамках информационного обмена банки начинают получать информацию о клиентах, которым ранее было отказано в проведении операции, заключении договора банковского счета и/ или расторжении договора», — сообщили РБК-Татарстан в секторе маркетинга и коммуникаций отделения «Банк Татарстан № 8610» ПАО Сбербанк. По словам сотрудников банка, каждая кредитная организация определяет самостоятельно порядок использования информации, содержащейся в этих перечнях. «Наличие информации о клиенте в таком списке, по нашему мнению, не является достаточным основанием для вынесения отказа – требуется провести анализ всей имеющейся информации о клиенте для вынесения суждения», — подчеркнули в Сбербанке.

Директор по комплаенсу службы внутреннего контроля «Ак Барс» банка Айдар Багавиев рассказал нашему изданию о том, что клиент может попасть в «черный список» по разным причинам. «В первую очередь, он попадает в него, если операции по расчетному счету носят сомнительный характер: отсутствует экономическая целесообразность операций, платежи не соответствуют заявленному виду деятельности, отсутствуют платежи по налогам, зарплате, иные хозяйственные платежи, источник денежных средств является для Банка непрозрачным, имеются признаки «обнала» и «транзита», — отметил эксперт. По словам Багавиева, банк до включения клиента в указанный список запрашивает у него информацию, пояснения и подтверждающие документы. «В случае, если клиент отказывается предоставить документы и/или пояснения или они являются недостаточными, банки вправе отказать ему в совершении расходной операции и направить сведения о нем в уполномоченный орган, что является основанием для включения клиента в «список», — подчеркнул представитель «Ак Барс» банка.

Айдар Багавиев, ссылаясь на публикации в СМИ и выступления предпринимателей на различных форумах и площадках, сделал вывод о том, что количество отказов со стороны кредитных организаций, действительно, увеличилось. «При этом необходимо отметить, что в «Ак Барс» банке последствия внедрения обмена «черными списками» не привели к каким-либо значительным последствиям для клиентов. Банк не отказывает и не планирует отказывать клиентам в обслуживании опираясь только на факт нахождения лица в списке», — сообщил эксперт. По его словам, в банке, конечно, учитывается данный факт как негативный признак. «Но решение об отказе принимается на основании совокупности критериев, указывающих на осуществление клиентом сомнительной деятельности, а именно: наличие иной негативной информации, наличие признаков фирм – однодневок, наличие в составе контрагентов сомнительных компаний и фирм и т.д.», — подчеркнул Багавиев.

Директор по массовому бизнесу ОО «Казанский» АО «Альфа-Банк» Екатерина Миначева сообщила, что со второго квартала 2017 года количество мер по 115-ФЗ в отношении клиентов увеличилось. «Основная причина этого — поступление списков клиентов от ЦБ РФ в рамках 550-П, что позволило банкам оперативно узнавать информацию об отказах в операциях клиентов другими кредитными организациями. Кроме того, согласно рекомендациям ЦБ РФ 18-МР и 19-МР, ужесточились требования к ряду признаков операций клиентов, которые могут свидетельствовать об их сомнительном характере», — напомнила эксперт.

Екатерина Миначева дала несколько советов честным клиентам, которые не хотели бы случайно оказаться под подозрением в незаконных операциях. «Мы рекомендуем клиентам проверять своих контрагентов и обязательно платить налоги через банк по основной деятельности и отчисления в бюджет за своих сотрудников.
При расчетах с физическими лицами представитель «Альфа-Банка» предлагает помнить о том, что ИП и юр. лицо при этом становятся налоговыми агентами, и необходимо оплачивать НДФЛ и отчисления в фонды с таких выплат.

«Не нужно снимать много наличных денежных средств, так как расчеты между ИП и юр. лицами в наличной форме ограничены законодательно в размере 100 000 рублей в день, а при больших объемах снятия банк будет вынужден запросить документы о расходовании наличных», — подчеркнула Миначева. По мнению эксперта, важно правильно оформлять договоры и другие документы с контрагентами для защиты интересов в случае возникновения какой-то спорной ситуации, также это поможет оперативно предоставить документы по запросу банка.

«Необходимо обратить внимание на заполнение назначения платежа в платежных поручения — там обязательно должно быть указано, за что именно производится оплата и реквизиты договора или счета», — напомнила Миначева.
Наконец, считает представитель «Альфа-Банка», при поступлении запроса со стороны банка необходимо своевременно предоставлять документы, потому что банк запрашивает их, только когда это необходимо в соответствии с законом. «И в случае непредставления информации и документов может ограничить доступ к платежам и переводам в интернет-банке или отказать в проведении операции», — обратила внимание Миначева.

ВС разъяснил последствия непроявления должной осмотрительности

9 сентября Верховный Суд вынес Определение № 302-ЭС21-5294 по делу № А33-3832/2019 о взыскании убытков в виде доначисленного НДС, пени и уплаченного штрафа с недобросовестного подрядчика в пользу заказчика ремонтных работ.

В мае 2014 г. АО «Таймырская топливная компания» заказала у ООО «Таймырстрой» выполнение ремонтных работ на двух нефтебазах. При выполнении договорных обязательств подрядчик выставил топливной компании в 2014 г. счета-фактуры на стоимость выполненных работ, выделив НДС в общем размере более 4,46 млн руб. Сумма налога была принята заказчиком к вычету при исчислении НДС.

Впоследствии инспекция ФНС России по Центральному району г. Красноярска провела выездную проверку топливной компании за период 2012–2014 гг., по результатам которой налогоплательщику начислили недоимку по НДС в размере 4,46 млн руб., пени свыше 709 тыс. руб. и штраф за неуплату налога в размере 397 тыс. руб. Налоговый орган выявил необоснованную налоговую выгоду по хозяйственным операциям между топливной компанией, ее подрядчиком и субподрядчиком ООО «Мегаполис».

Краевое управление ФНС оставила без удовлетворения апелляционную жалобу налогоплательщика, а суд встал на сторону инспекции (дело № А33-12005/2017). В связи с этим «Таймырская топливная компания» уплатила в бюджет доначисленные суммы недоимки, пени и штрафа, после чего обратилась в суд с иском к «Таймырстрою» о взыскании убытков в размере 5,5 млн руб.

В ходе судебного разбирательства было установлено, что подрядчик и привлеченный им субподрядчик не имели достаточных ресурсов для исполнения договора. В связи с этим при получении свидетельств СРО обе эти организации использовали заведомо недостоверные сведения об имеющихся специалистах, без согласия последних. Таким образом, работы на объектах топливной компании фактически выполнялись физическими лицами, не имеющими отношения к финансово-хозяйственной деятельности подрядчика и субподрядчика. Уплаченные заказчиком денежные средства по договору подряда не были направлены на приобретение материалов, оплату посреднических услуг, расчеты по зарплате, иные платежи, которые свидетельствовали бы о реальном осуществлении предпринимательской деятельности. Вместо этого деньги перечислялись через общество «Мегаполис» иным юрлицам, имеющим признаки «технических компаний», и в дальнейшем обналичивались.

В итоге суд отказал в удовлетворении иска, а апелляция поддержала такое решение. Они сочли, что истец не проявил должную осмотрительность при выборе контрагента и принял от последнего документы с явно недостоверной информацией, тем самым возложив на себя риск наступления негативных налоговых последствий. В связи с этим суды отметили отсутствие прямой причинно-следственной связи между поведением подрядчика и возникновением убытков у его заказчика. Обе инстанции также указали на пропуск топливной компанией срока исковой давности со ссылкой на то, что таковой исчисляется со дня подписания последнего акта о приемке выполненных работ. В дальнейшем окружной суд поддержал выводы нижестоящих инстанций.

Рассмотрев кассационную жалобу топливной компании, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда отметила, что применение такой меры гражданско-правовой ответственности, как возмещение убытков, допустимо при любом умалении имущественной сферы участника оборота, в том числе путем увеличения его налогового бремени по обстоятельствам, которые не должны были возникнуть при надлежащем исполнении обязательств другой стороной договора. Таким образом, подрядчик, допустивший нарушения при ведении своей деятельности в рамках исполнения договора, не должен ставить заказчика в такое положение, когда последний не сможет реализовать свои налоговые права. Это правило применяется и в случаях привлечения субподрядчика, за которого отвечает подрядчик.

«Следовательно, само по себе то обстоятельство, что заказчик мог предотвратить наступление для него неблагоприятных последствий, самостоятельно выявив нарушения в деятельности подрядчика, умышленно нарушающего условия договора и не отрицавшего данный факт при рассмотрении дела со ссылкой на возможность заказчика это обнаружить, не представив доказательства отсутствия в своих действиях противоправного поведения (злоупотреблением доверием), не может служить основанием для освобождения подрядчика от ответственности перед заказчиком за причиненные ему убытки в виде дополнительно начисленных сумм налогов, пени и санкций. В такой ситуации заказчик по существу оказывается лицом, потерпевшим от нарушений, допущенных подрядчиком, и в силу п. 1 ст. 1, ст. 12 ГК РФ ему должна быть обеспечена возможность восстановить свою имущественную сферу с использованием гражданско-правовых средств защиты», – говорится в определении.

При этом ВС напомнил, что в возмещении убытков может быть отказано, если при рассмотрении дела будет установлено, что обе стороны договора выступали участниками, по сути, одного правонарушения, в связи с чем налогоплательщик-заказчик не является лицом, потерпевшим в результате действий (бездействия) контрагента. Такой отказ возможен при наличии согласованности действий заказчика и его контрагента и направленности их деятельности на получение экономического эффекта за счет непосредственного участия в уклонении от уплаты НДС совместно с лицами, не осуществлявшими реальной экономической деятельности.

В ходе рассмотрения налогового спора в суде, заметила Судебная коллегия, поведение топливной компании было квалифицировано как непроявление должной осмотрительности при выборе контрагента. При этом суды не установили каких-либо обстоятельств, позволяющих сделать вывод о соучастии истца в нарушениях, допущенных подрядчиком и субподрядчиком, согласованности действий таких лиц, направленности деятельности на получение экономического эффекта за счет неуплаты НДС в бюджет. ВС добавил, что неосторожность истца в выборе контрагента при заключении договора могла служить лишь основанием для уменьшения судом размера ответственности должника, но не для полного отказа в удовлетворении требования о возмещении убытков.

В рассматриваемом деле истец, в частности, ссылался на то, что его подрядчик представил недостоверные сведения об имеющихся у него трудовых ресурсах, свидетельствах о допуске к работам, оказывающим влияние на объекты капстроительства, чем создал видимость своей благонадежности как контрагента. По утверждениям топливной компании, она не давала своего согласия на привлечение субподрядчика, в отношении которого налоговиками был сделан вывод о его мнимом участии в выполнении работ на объектах заказчика с целью скорейшего перечисления денежных средств по договору подряда в пользу иных лиц и для последующего их обналичивания. «Проверка названных доводов имела значение для правильного рассмотрения настоящего дела, поскольку они указывают на допущенные подрядчиком нарушения при исполнении договора, которые обусловили невозможность реализации права на вычет НДС у топливной компании, т.е. на наличие причинно-следственной связи между недобросовестным поведением подрядчика при заключении (исполнении) договора и причинением ущерба заказчику, а также оснований для уменьшения размера убытков», – заключил Суд.

Он также не согласился с выводом нижестоящих инстанций о пропуске срока исковой давности со ссылкой на то, что в гражданских отношениях ненадлежащее исполнение или неисполнение обязательства должником нарушает субъективное материальное право кредитора. Таким образом, право на иск возникает с момента нарушения такого права, и именно с этого момента определяется начало течения срока давности. В рассматриваемом случае этот срок стал течь с даты вступления в силу решения ИФНС по результатам налоговой проверки, когда необходимость дополнительной уплаты НДС, пени и санкций в бюджет стала юридическим фактом. Таким образом, ВС РФ отменил судебные акты нижестоящих судов и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Адвокат АП г. Москвы Дмитрий Кириллов отметил, что в рассматриваемом деле Экономколлегия фактически пришла к выводу, что отсутствие должной осмотрительности на стороне заказчика не лишает его права на возмещение убытков. «В то же время Суд обратил внимание на возможность отказа в возмещении убытков, если при рассмотрении дела установлено, что обе стороны договора выступали участниками, по сути, одного правонарушения, в связи с чем налогоплательщик-заказчик не является лицом, потерпевшим в результате действий (бездействия) контрагента. Коллегия прямо не поручила нижестоящим судам при новом рассмотрении проверить согласованность действий сторон в отношении спорного налогового вычета, однако высока вероятность, что обстоятельства налогового спора с участием истца будут исследованы более подробно», – предположил он.

Эксперт также обратил внимание, что на стороне третьего лица – налоговой инспекции в судебном заседании выступал советник Правового управления ФНС России Илхам Талыбов. «Могу предположить, что это дело станет дополнительным аргументом для ФНС в продвижении среди налогоплательщиков налоговых оговорок. Ведомство и его территориальные органы сейчас активно продвигают включение налогоплательщиками-покупателями в договоры со своими поставщиками положений об ответственности последних за убытки, понесенные в связи с отказом покупателям в вычете НДС по таким договорам. Также хотелось бы отметить вывод Коллегии о сроке исковой давности: Суд резонно отметил, что о нарушении своего права на налоговый вычет истец мог узнать только из вступившего в законную силу решения налогового органа по результатам налоговой проверки, и с этого момента начинает течь срок исковой давности для взыскания подобных убытков», – полагает Дмитрий Кириллов.

Адвокат, партнер Five Stones Consulting Екатерина Болдинова полагает, что определение ВС поможет многим налогоплательщикам. «Судебная практика по этому вопросу не отличается однородностью. Так, Арбитражный суд Уральского округа в постановлении от 27 января 2020 г. по делу № А71-5923/2019 признал, что организация не может заявить требование о возмещении сумм вычета по НДС к своим контрагентам, представившим недостоверные первичные документы. Однако и есть примеры дел, когда налогоплательщикам удавалось доказать свою позицию, – постановления Первого арбитражного апелляционного суда от 29 января 2020 г. № 01АП-10017/2019 по делу № А43-38611/2018; Седьмого арбитражного апелляционного суда от 17 апреля 2019 г. № 07АП-2105/2019 по делу № А45-31548/2018», – отметила она.

По словам Екатерины Болдиновой, большинство адвокатов и юристов ожидало от определения Верховного Суда своего рода «инструкции по применению», которой могли бы пользоваться налогоплательщики, попавшие в похожую ситуацию. «И в общем-то Суд ее дал, де факто сформулировав ряд простых правил, соблюдение которых позволит взыскать налоговые убытки с неблагонадежной стороны. В частности, возмещение убытков возможно даже при непроявлении должной осмотрительности пострадавшей стороной, последнее не может являться основанием для освобождения “плохого контрагента” от ответственности перед заказчиком за причиненные ему убытки в виде доначисления налогов, если не будет доказано, что пострадавшая сторона (заказчик) действовала согласованно с неблагонадежным контрагентом. Кроме того, наличие правомерной цели заключенного договора свидетельствует в пользу возможности взыскания “налоговых убытков” с неблагонадежного контрагента», – подчеркнула эксперт.

«В дальнейшем будет интересно посмотреть, до какого размера будут снижать ответственность таких контрагентов суды. Подозреваю, что по этому поводу будет отдельный спор, который, несомненно, дойдет до Верховного Суда, так как он не установил в этой части конкретных правил, отдав решение этого вопроса пока что на откуп нижестоящим судам. По сроку исковой давности ВС РФ ограничился констатацией факта, что в данном конкретном случае срок следует считать с момента вступления в силу решения налогового органа о доначислении НДС. Однако возникает вопрос: что делать компании, если ее принудили к добровольному уточнению своих обязательств по НДС из-за “налоговых разрывов” у проблемного контрагента? Этот вопрос, судя по всему, также предстоит решать практике», – заключила Екатерина Болдинова.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector