Необоснованно выплачена премия руководителю учреждения

Необоснованно выплачена премия руководителю учреждения

  • Может ли иметь место первоочередное предоставление льгот и бонусов руководящим сотрудникам
  • Как правильно обосновать выплату премий администрации
  • Каковы основания для начисления премии генеральному директору
  • Какими действиями руководитель лишает себя премии
  • Итоги

Необоснованно выплачена премия руководителю учреждения — такое иногда встречается на практике. Рассмотрим, при каких обстоятельствах эту выплату для руководителя можно считать необоснованной.

Может ли иметь место первоочередное предоставление льгот и бонусов руководящим сотрудникам

Структура зарплаты руководства организации и обычных работников не различается. Она складывается из 3 составляющих:

  • оплаты за выполняемую работу;
  • компенсационных надбавок;
  • стимулирующих доплат (ст. 135 ТК РФ).

Однако особенностью руководящей работы является ответственность руководителя за результаты деятельности вверенного ему подразделения. Поэтому, прежде чем давать оценку работе руководителя для целей его премирования, необходимо подвести итоги работы подчиненного ему подразделения и оценить трудовой вклад каждого из работников этого подразделения. Результаты этих итогов должны входить в набор показателей премирования, по которым оценивают право руководящего работника на получение премии.

О том, какие ситуации делают выплату премии необоснованной, читайте в материале «Необоснованное начисление и выплата премии».

Как правильно обосновать выплату премий администрации

Перечни показателей премирования содержит такой документ, как нормативный акт о премировании:

  • локальный, разрабатываемый каждым работодателем самостоятельно;
  • отраслевой, действующий для ряда организаций, входящих в отрасль.

Правила премирования могут не выделяться в отдельный нормативный акт, а входить в состав положения об оплате труда.

Эти документы могут содержать правила начисления премий для руководителей всех уровней: от руководителя самой мелкой структурной единицы до руководителя организации. Особое положение возникает для руководителя организации и его заместителей, условия премирования которых вправе устанавливать собственник компании или уполномоченный им орган, закрепляя их индивидуально в трудовом соглашении с конкретным работником. Таким образом, процедура премирования для администрации организации может устанавливаться:

  • локальным или отраслевым нормативным актом о премировании, отсылка на который будет сделана в трудовом соглашении с руководителем;
  • текстом трудового соглашения с каждым из руководителей.

Отраслевое положение об оплате труда работников государственных медорганизаций, подведомственных департаменту здравоохранения Ямало-Ненецкого АО (утверждено постановлением Правительства Ямало-Ненецкого АО от 09.12.2016 № 1269-П) в приложении 5 содержит целевые показатели и критерии оценки эффективности и результативности деятельности медицинской организации для премирования руководителей медорганизаций.

Учреждениям федерального, регионального и муниципального уровней при определении величины премий для руководителей необходимо руководствоваться правилами ст. 145 ТК РФ, указывающими на существование максимально допустимого предела соотношения зарплаты руководителя и обычных работников. Этот предел устанавливают для учреждений:

  • федерального уровня — актами Правительства РФ;
  • регионального уровня — актами субъектов РФ;
  • муниципального уровня — актами местных органов управления.

Действующими на сегодняшний день документами федерального уровня являются:

  • постановление Правительства РФ от 05.08.2008 № 583, посвященное системе оплаты труда в федеральных бюджетных, автономных и казенных учреждениях и федеральных государственных органах;
  • распоряжение Правительства РФ от 30.12.2012 № 2627-р, содержащее перечень тех федеральных бюджетных и казенных учреждений, в которых возможно увеличение предельного уровня соотношения зарплаты руководителя и обычных работников.

Об особенностях создания положения о премировании в ГУП и МУП читайте в статье «Положение о стимулирующих выплатах с критериями эффективности».

Каковы основания для начисления премии генеральному директору

Работу генерального директора в госучреждении любого уровня при решении вопроса о его премировании оценивает, как правило, вышестоящая организация, ориентируясь на установленные для этой должности показатели премирования. Главными критериями оценки будут:

  • результаты работы и особые достижения учреждения за рассматриваемый период;
  • выполнение установленных заранее плановых показателей деятельности учреждения;
  • наличие личного вклада директора в эти достижения;
  • создание благоприятного морального климата в трудовом коллективе;
  • эффективность использования полученных учреждением средств;
  • отсутствие существенных замечаний при проверках;
  • своевременность уплаты налогов и выплаты зарплаты;
  • оперативное выполнение поручений вышестоящих органов.

Основой для рассмотрения этих критериев служит письменный отчет директора о своей работе за соответствующий период.

Если генеральному директору дано право решать вопрос о назначении себе премии без согласования с вышестоящей инстанцией, то он это делает на основании действующего в учреждении нормативного акта о премировании, согласованного с учредителем и указанного в качестве основания для начисления премии в трудовом соглашении.

Какими действиями руководитель лишает себя премии

В обычных ситуациях к лишению руководителя премии может привести невыполнение им показателей, служащих основаниями для начисления ему премиальных. Кроме того, возможно лишение премии по особым причинам, указанным в отдельном разделе положения о премировании. Например, при совершении дисциплинарного проступка или увольнении в периоде премирования.

Для руководителей дисциплинарными проступками могут стать (ст. 81 ТК РФ):

  • принятие решения, приведшего к материальным потерям для работодателя (п. 9);
  • разовое грубое нарушение своих должностных обязанностей (п. 10).

Незаконно начисленной руководителю может быть признана премия, если:

  • для ее получения руководитель дал указание об искажении данных бухотчетности, служащих источником информации о результатах работы;
  • нарушены условия начисления премии, установленные для руководителя нормативным актом о премировании или трудовым соглашением;
  • превышено установленное собственником ограничение по размеру премии руководителя, решение о которой руководитель вправе принять самостоятельно;
  • существует прямой запрет на премирование руководителем самого себя.

По незаконно начисленной премии в отношении руководителя становится возможно:

  • предъявление к нему требования о возмещении причиненного ущерба (ст. 277 ТК РФ);
  • инициирование собственником увольнения руководителя (п. 9–10 ст. 81 ТК РФ);
  • возникновение уголовной ответственности в связи со злоупотреблением доверием (ст. 159 УК РФ) или полномочиями (ст. 201 УК РФ).

С вступлением в силу закона «О внесении изменений в ТК РФ» от 03.07.2016 № 347-ФЗ увольнение руководителя может быть вызвано также несоблюдением максимально допустимого предела соотношения зарплаты руководителя госучреждения и обычных работников (ст. 278 ТК РФ).

Итоги

Правила премирования для руководителей устанавливаются в локальных нормативных актах, к числу которых относится и трудовое соглашение с руководителем. Для руководителей госучреждений существуют дополнительные ограничения по величине доходов, обусловленные сравнением их с доходом обычных работников. Нарушение установленных правил премирования может сделать премию, начисленную руководителю, не только необоснованной, но и незаконной.

Подробнее о максимальном размере премий сотрудников и руководящего состава читайте здесь.

Выплаченную руководителю учреждения премию суд может признать незаконной

Orathai164 / Depositphotos.com

Стимулирующие выплаты руководителю учреждения назначает орган-учредитель. Основания для премирования и размер поощрительных выплат определяются им с учетом показателей эффективности деятельности учреждения и работы руководителя. Такие условия включены в Типовую форму трудового договора с руководителем государственного/ муниципального учреждения.

В деле, рассмотренном судом, нормативный правовой акт местной администрации, регулирующий условия и порядок премирования руководителей муниципальных учреждений, ограничивал руководителей учреждений в полномочиях по самостоятельному принятию решения о выплате себе премий. Основанием для премирования руководителя учреждения могло стать только распоряжение администрации, принятое по результатам оценки деятельности учреждения специальной комиссией (Определение Суда Ханты-Мансийского автономного округа от 23 марта 2021 г. по делу № 33-1811/2021).

Тем не менее, руководитель одного из учреждений издавала в отношении себя приказы на выплату разовых и стимулирующих премий без согласия и соответствующих распоряжений учредителя. Таким образом за счет субсидии на задание руководителю незаконно было выплачено более 500 тыс. руб. КСП, выявив этот факт при проверке, потребовала вернуть деньги. Руководитель учреждения посчитала это несправедливым и обратилась в суд, где привела ряд аргументов в свою защиту:

  • во-первых, в данном случае выплата премии – это способ обеспечить доведение оплаты труда работников учреждений до целевого показателя средней зарплаты по отрасли, на эти цели учреждению была выделена субсидия;
  • во-вторых, в местной администрации не создана комиссия по оценке выполнения целевых показателей эффективности деятельности учреждений, а утвержденный порядок премирования руководителей подведомственных муниципальных учреждений носит формальный характер;
  • и в-третьих, приказы о своем премировании руководитель учреждения издавала многократно, согласовывая их с администрацией одновременно с приказами о выплатах остальным работникам, к тому же в это время она как муниципальный служащий подавала в администрацию сведения о доходах и их источниках, однако администрация не принимала никаких мер к недопущению возникновения конфликта интересов и соблюдению положений законодательства о противодействии коррупции.

Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Суды двух инстанций такие доводы не убедили. Отсутствие в администрации действующей комиссии по оценке выполнения целевых показателей эффективности деятельности муниципального учреждения не означает, что разрешение данного вопроса относится к компетенции руководителя учреждения. Поскольку установленные формы отчета о деятельности учреждения в администрацию руководитель не представляла, соответствующих заключений комиссии нет, никаких распорядительных актов о премировании руководителя учреждения администрация не издавала, выплаченная премия считается неосновательным обогащением и подлежит взысканию. В итоге руководителю учреждения придется вернуть на счет учреждения более полумиллиона рублей.

Отменяя обвинительный приговор, ВС не упомянул доводы защитника, а сослался лишь на доводы прокурора

Верховный Суд опубликовал кассационное определение от 23 марта по делу № 18-УДП20-103-К4, которым отменил обвинительный приговор и прекратил уголовное преследование директора муниципального учреждения, которая была осуждена за издание приказа о собственном премировании, несмотря на то что она, узнав, что не имела на это права, вернула деньги еще до возбуждения уголовного дела.

Премия привела к уголовному делу

В период с 15 декабря 2017 г. по 21 августа 2018 г. Светлана Шевель, будучи директором библиотеки, включила себя в список лиц, подлежащих премированию, и издала два приказа о поощрении работников, на основании которых ей были выплачены денежные средства на общую сумму 10 тыс. руб.

В ходе проверки учреждения было установлено, что она не имела на это права. Тогда женщина вернула премию. Несмотря на это, в ее отношении было возбуждено уголовное дело и ей было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 160 «Присвоение или растрата» УК.

В судебном заседании вызванные в качестве свидетелей бухгалтеры библиотеки указывали, что Светлана Шевель имеет право на премирование. Свидетель М. отметил, что размер зарплаты работников библиотеки в соответствии с Указом Президента от 7 мая 2012 г. № 597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики» доводится до уровня средней зарплаты по Краснодарскому краю, для чего всем работникам начисляются премии в одинаковом размере согласно установленному фонду оплаты труда. Администрацией сельского поселения 2 октября 2017 г. была утверждена ведомственная целевая программа, в которой имеется ссылка на распоряжение об установлении ежемесячной стимулирующей выплаты отдельным категориям работников бюджетных учреждений, к которым относилась и Светлана Шевель. О том, что она не вправе была включать себя в приказ о премировании, они узнали только в ходе проверки.

Представитель потерпевшего (главы сельского поселения) пояснила, что ей также не было известно об отсутствии у Светланы Шевель полномочий включать себя в приказ о премировании. Она указала, что, если бы директор не подписала приказ, его подписала бы она сама. Кроме того, представитель потерпевшего указала в судебном заседании, что денежные средства были выделены на премию всем работникам, в том числе и Шевель, то есть ущерб бюджету причинен не был.

2 октября 2019 г. Светлана Шевель была осуждена по ч. 3 ст. 160 УК к 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 8 месяцев. Признавая женщину виновной, суд исходил из того, что у нее не имелось полномочий по изданию приказов о своем премировании, сославшись на показания свидетеля о том, что премировать мог только глава сельского поселения. Апелляция и кассация оставили приговор в силе.

Защитник осужденной, адвокат АП Краснодарского края Владимир Монин, подал кассационную жалобу в Верховный Суд. Заместитель генерального прокурора Виктор Гринь также обратился в ВС с кассационным представлением.

Премирование документами не запрещено

В кассационной жалобе (имеется у «АГ») Владимир Монин указал, что его доверитель издала два приказа о равном премировании всех работников учреждения, в том числе и лично себя. Адвокат отметил, что вывод судов о незаконности получения премии основан только на том, что, согласно положению об оплате труда работников, премирование директора учреждения осуществляется на основании распоряжения главы сельского поселения.

Владимир Монин указал, что субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 160 УК, характеризуется прямым, конкретизированным умыслом, направленным на достижение конкретной противоправной цели. Согласно п. 24 и 25 Постановления Пленума ВС от 30 ноября 2017 г. № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» при рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных ст. 160 УК, судам следует иметь в виду, что присвоение состоит в безвозмездном, совершенном с корыстной целью, противоправном обращении лицом вверенного ему имущества в свою пользу против воли собственника. Разрешая вопрос о наличии в деянии состава хищения в форме присвоения или растраты, суд должен установить обстоятельства, подтверждающие, что умыслом лица охватывался противоправный, безвозмездный характер действий, совершаемых с целью обратить вверенное ему имущество в свою пользу или пользу других лиц. Направленность умысла в каждом подобном случае должна определяться судом исходя из конкретных обстоятельств дела, например таких, как наличие у лица реальной возможности возвратить имущество его собственнику, совершение им попыток путем подлога или другим способом скрыть свои действия.

Защитник отметил, что собранные по делу доказательства свидетельствуют о том, что действия Светланы Шевель, связанные с получением премии, не имеют признаков хищения: не имеют противоправный характер, не преследуют корыстную цель, не совершены против воли собственника, то есть не содержат субъективную сторону преступления, предусмотренного ст. 160 УК.

Адвокат обратил внимание, что, согласно обвинительному заключению, стороной обвинения не ставится под сомнение обоснованность и законность выплаты премий всем работникам данного учреждения в вышеуказанные периоды. Суть обвинения сводится к тому, что Светлана Шевель не имела права назначать премии только в отношении себя.

При этом, указал Владимир Монин, суд проигнорировал доводы стороны защиты о том, что документы, регламентирующие деятельность Шевель как директора, не содержат прямого запрета на распоряжение вверенными денежными средствами для назначения премиальных выплат руководителю учреждения.

Кроме того, подчеркнул защитник, Светлана Шевель добровольно вернула в бюджет поселения 10 тыс. руб., а потерпевшая сторона не имеет к ней никаких претензий, ходатайствует перед судом о прекращении уголовного преследования ввиду примирения с потерпевшим.

Владимир Монин попросил ВС направить дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Прокуратура посчитала, что суд мог прекратить уголовное дело

В кассационном представлении (имеется у «АГ») Виктор Гринь также указал, что суд не учел показания свидетеля о том, что Светлана Шевель имела право на получение премий. Сам по себе факт нарушения ею порядка премирования, принимая во внимание, что она обоснованно предполагала свое право на данный вид вознаграждения, не свидетельствует о совершении преступления, посчитал прокурор.

Суд, указывается в представлении, подойдя тенденциозно к показаниям главы сельского поселения, оставив без внимания то обстоятельство, что Светлана Шевель имела право на полученные денежные выплаты, пришел к ошибочному выводу о наличии состава преступления. Сам по себе факт нарушения порядка премирования, притом что она обоснованно предполагала свое право на данный вид вознаграждения, не свидетельствует о совершении ею инкриминированного преступления. Прокуратура отметила, что избранная судом позиция противоречит п. 24 и 26 Постановления № 48.

Сторона обвинения сослалась на небольшой материальный ущерб в сумме 10 тыс. руб., которая была внесена Шевель в кассу учреждения еще до возбуждения уголовного дела, и отметила, что действия осужденной не представляли общественной опасности в силу малозначительности деяния. Следовательно, суд мог прекратить уголовное преследование на основании ч. 2 ст. 14 УК.

ВС прекратил уголовное дело и признал за осужденной право на реабилитацию

Верховный Суд посчитал, что кассационное представление подлежит удовлетворению. Он отметил, что, согласно разъяснениям, содержащимся в п. 26 Постановления Пленума ВС № 48, при решении вопроса о виновности лиц в совершении мошенничества, присвоения или растраты суды должны иметь в виду, что обязательным признаком хищения является наличие у лица корыстной цели, то есть стремления изъять и (или) обратить чужое имущество в свою пользу либо распорядиться указанным имуществом как своим собственным, в том числе путем передачи его в обладание других лиц, круг которых не ограничен. От хищения следует отличать случаи, когда лицо, изымая и (или) обращая в свою пользу или пользу других лиц чужое имущество, действовало в целях осуществления своего действительного или предполагаемого права на это имущество.

ВС согласился, что суд не учел показания свидетелей, указывавших, что Шевель имела право на премирование. По мнению Суда, у осужденной при наличии у нее права на получение денежной премии отсутствовал корыстный мотив, стремление незаконно и безвозмездно обратить в свою пользу денежные средства. При выплате ей премии нарушен порядок премирования. Сам по себе факт нарушения Светланой Шевель порядка премирования, принимая во внимание, что она обоснованно предполагала свое право на данный вид вознаграждения, необоснованно расценен судом как похищение ею денежных средств.

Верховный Суд отменил приговор, прекратил уголовное дело за отсутствием в действиях Светланы Шевель состава преступления и признал за ней право на реабилитацию. Стоит отметить, что в своем решении Суд никак не отразил доводы стороны защиты.

Вплоть до Верховного Суда в удовлетворении жалоб стороны защиты было отказано

Комментируя «АГ» кассационное определение, Владимир Монин высказал мнение, что ВС согласился с доводами кассационной жалобы, но дал возможность Генеральной прокуратуре «сохранить лицо». «После истребования дела из районного суда и рассмотрения жалобы неожиданно заместитель генпрокурора обнаружил нарушение закона при рассмотрении дела и подал кассационное представление. При рассмотрении дела судами первой, апелляционной и кассационной инстанций нарушения закона органы прокуратуры не обнаружили, представления не подавали», – заметил он.

Защитник, исходя из содержания определения ВС, посчитал, что Суд, отменяя приговор и последующие судебные акты, подразумевал доводы его жалобы, а не представления прокурора.

Эксперты «АГ» оценили подход Суда

Адвокат КА «Трепашкин и Партнеры» Виктор Бородин заметил, что и свидетели, и представитель потерпевшего указывали, что не знали о том, что Ш. нельзя включать в приказ о премировании. Уголовное дело, указал он, появилось только потому, что Ш. сама подписала приказ, хотя это должен был сделать начальник.

Виктор Бородин отметил, что защитник обращался с кассационной жалобой, однако ему было отказано. При этом 15 декабря 2020 г. кассационное представление подал на тот момент находящийся в должности заместителя генерального прокурора Виктор Гринь, и ВС отменил приговор. «Суды нередко отказывают адвокатам в удовлетворении жалоб. При этом, отменяя обвинительный приговор по представлению прокурора, они ссылаются на те же постановления Пленума ВС, которые указывал в жалобе защитник», – указал он.

Адвокат АП Новосибирской области Вячеслав Денисов посчитал, что немалую роль для появления сомнений у суда кассационной инстанции в правомерности постановленного приговора сыграло указание периода совершения преступления и похищенной суммы: «История хищения у государства собственной премии для “повышения личного материального благополучия” в размере 10 тыс. руб. в течение восьми месяцев была подана следователем и судами на таком нуарном фоне, что не выдержал даже заместитель Генерального прокурора страны».

«Несмотря на благоприятные для осужденной последствия, к определению Суда я отношусь только со сдержанным оптимизмом, поскольку ВС, к сожалению, не пытается завоевать реноме судебной инстанции, применяющей системный подход при рассмотрении подобных уголовных дел, и настоящее определение носит характер скорее прецедента, чем системного толкования. Именно по этой причине я выражаю глубокие сомнения в искоренении порочной судебной практики по данной категории дел в ближайшем будущем», – резюмировал Вячеслав Денисов.

Адвокат АП Самарской области Андрей Карномазов назвал определение ВС хорошим и, к сожалению, слишком очевидным. «Хорошее, потому что правильное. Очевидное, потому что здесь нет никакой юридической сложности и тонкости, все слишком элементарно и просто, лежит на ладони и ясно не то что заместителю генпрокурора, а студенту юрфака, закончившему второй курс», – посчитал он.

Адвокат отметил, что женщина взяла то, что ей полагалось по праву и что она все равно бы получила, то есть взяла свое, не причинив «потерпевшему» никакого ущерба, а ее обвинили в хищении чужого имущества. «Не смотря на то что это дело – откровенная глупость, оно является яркой иллюстрацией нашей судебной системы. Такое ощущение, что судьи, не приходя в сознание, автоматически выносят обвинительные приговоры», – указал он. Андрей Карномазов посчитал, что обвинительный приговор был заведомо неправосуден. При этом заведомость эта не целенаправленная, а связана с устройством системы.

Премия – право или обязанность работодателя: позиция ВС

Премии встроены в систему оплаты труда многих работодателей. Но нередко бывает так, что оклад в компании маленький, а большую часть получки составляет премия. Если отношения между работником и работодателем испортятся и сотрудник лишится этой выплаты, сможет ли он взыскать ее в суде, доказав, что она обязательна? Итог рассмотрения дела всегда зависит от формулировок в локальных нормативных актах работодателя, поэтому судам приходится заниматься «буквоедством» при принятии решения, говорит партнер «Интеллект-С» Анна Устюшенко. Судам бывает сложно разобраться с локальными актами компаний, потому что премиям в Трудовом кодексе посвящена всего одна статья, добавляет руководитель практики трудового права АБ «ЕПАМ» Анна Иванова.

До Верховного суда дошло одно такое дело, в котором главный специалист отдела аналитических систем департамента банковских технологий КБ «Югра» Анатолий Липовец* взыскивал премию 109 308 руб. за январь и февраль 2016 года – два последних месяца своей работы на этом месте. Оклад Липовца составлял 82 800 руб., к нему полагалась ежемесячная премия, предусмотренная локальным нормативным актом – положением об оплате труда. Надбавку рассчитывали исходя из 66,7% от оклада, умноженного на коэффициент выполнения общебанковского показателя.

Банк не выплатил Липовцу эту премию за последние два месяца, потому что показатель составлял 0%, и премию не получил никто из работников. Эта выплата необязательная и перечисляется только при финансовой возможности, поэтому в иске стоит отказать, настаивал работодатель. Бывший сотрудник, в свою очередь, настаивал, что коэффициент умножения не может быть меньше 50%. В подтверждение своих слов Липовец ссылался на положение об оплате труда «Югры», которое гласит, что этот показатель «может быть равен 50%, 70%, 90% и 100%».

Суды разделились во мнениях, должен ли банк выплатить премию. Мегионский городской суд ХМАО-Югры отказал Липовцу. Премия согласно Трудовому кодексу является необязательной стимулирующей надбавкой, указано в решении № 2-1236. Суд изучил историю таких выплат Липовцу, и оказалось, что в некоторые месяцы истец ее не получал, а в другие она оказывалась меньше, чем обычно. Суд ХМАО-Югры, напротив, согласился с Липовцом, что минимальный коэффициент в 50% гарантирует работнику ежемесячную премию. «Работодатель не может произвольно устанавливать размер премии или не выплачивать ее по своему усмотрению», – говорится в определении 33-9868/2016.

О сущности премии и недочетах банка

Определение апелляции отменил Верховный суд, который отметил, что трудовой договор с Липовцом не предусматривает и не гарантирует ему какой-либо премии. В положении об оплате труда указано, что выплата подобных надбавок зависит от результата работы банка, они не входят в перечень гарантированных выплат. Ни в одном из этих документов нет речи о том, что ежемесячная премия – обязательная часть заработной платы, отмечается в определении № 69-КГ17-22. О добровольности премии говорит и ст. 191 Трудового кодекса, которая ставит выплату в зависимость от различных обстоятельств: того, как работник выполняет свои обязанности, экономических успехов самой фирмы или других условий, которые работодатель определяет сам в локальных нормативных актах.

Кроме того, кассация поставила апелляции в вину и процессуальные нарушения. Окружной суд решил, что банк неправильно посчитал коэффициент премии, но не предложил сторонам обосновать тот или иной его размер, а также отказал банку в приобщении доказательств о том, что эта цифра равнялась 0%. Апелляции предстоит исправить эти недостатки при новом рассмотрении дела.

«Судебная практика о трудовых компенсациях всегда исходила из того, что премии и другие стимулирующие выплаты не являются для работодателя обязательными и поэтому не подлежат взысканию судом. В этом смысле определение ВС было предсказуемо»

Если трудовой договор или локальный нормативный акт (например, положение об оплате труда) прямо не устанавливает, что премия является обязательной надбавкой, то ее выплата не гарантируется, анализирует исход дела замруководителя практики трудового права кадрового холдинга “Анкор” Ольга Полежаева. Аргумент в пользу работника приводит Иванова: «Премия – условная выплата, но становится обязательной, если сотрудник выполнил все условия компании. В данном деле ни одна инстанция не установила, что истец недобросовестно выполнял свои обязанности». Советник практики трудового и миграционного права Baker McKenzie Евгений Рейзман, напротив, уверен, что решение ВС отвечает пониманию сущности премии, которое сложилось еще в советские времена: «Даже знаменитая в СССР «тринадцатая зарплата» не была гарантированной и выплачивалась по итогам года из прибыли предприятия».

Как обращает внимание Устюшенко, работодатель допустил промах, который и привел к длительному судебному процессу. Банк установил четкий процент от оклада (66,7%) как базовую премию, не указав на то, что даже в этом случае она не гарантирована, – на такую неточность акта обращает внимание партнер “Интеллект-С”. По ее мнению, не последнюю роль в исходе дела сыграло то, что оклад Липовца по меркам региона был достаточно велик. Устюшенко предполагает, что решение при тех же условиях могло быть иным, если бы оклад составлял, например, 10%, а премия – 90%.

«Судебная практика о трудовых компенсациях всегда исходила из того, что премии и другие стимулирующие выплаты не являются для работодателя обязательными и поэтому не подлежат взысканию судом. В этом смысле определение ВС было предсказуемо», – отметил адвокат, партнер ЮК LDD Андрей Попов. «Судом установлено, что выплата премии осуществляется в соответствии с Положением о премировании. Работодатель издал приказ о том, что премия в соответствии с Положением составляет 0% для всех сотрудников. Положение соответствует законодательству (по крайней мере обратного не доказано). Так что определение ВС вполне закономерно», – согласился юрист ЮК «Митра» Дмитрий Дробязко. «В рамках рассмотрения дел такой категории суды всегда придают принципиальное значение содержанию конкретного трудового договора и локальных актов работодателя, касающихся премирования. При этом изучается, каким образом сформулированы эти документы: можно ли считать премию обязательной составной частью оплаты труда или ее следует относить исключительно к добровольному поощрению работника за добросовестный труд, а также включена ли премия в систему оплаты труда», – пояснила адвокат, партнёр АБ «Яблоков и партнёры» , к. ю. н. Елена Воронина.

Юристы дали рекомендации работникам и работодателям в аналогичных спорах.

Спор о взыскании премии: как вести себя работнику

Советы сотруднику дает Устюшенко:

  • Внимательно изучить локальные нормативные акты, которые предусматривают порядок премирования, сохранить себе копию или сделать выписку.
  • Если на стадии ознакомления найдутся «лазейки», которые позволят работодателю отменить премию, можно направить официальное обращение, в котором выразить несогласие с отдельными пунктами (это сможет усилить позицию работника в дальнейших спорах).
  • Хранить расчетные листки за весь период работы, чтобы потом можно было доказать систематичность выплаты премий.

Спор о взыскании премии: как вести себя работодателю

  • Как показывает определение ВС, стоит указывать, что премия не является обязательной и гарантированной.
  • Устюшенко советует различать два вида премий: те, что включаются в систему оплаты труда (ст. 129 ТК), и так называемые премии-поощрения, речь о которых идет в ст. 191 ТК.
  • Иванова рекомендует письменно объяснять, за что выплачена (не выплачена, снижена) премия, со ссылками на пункты локального акта. «Как только вы перестанете это делать, работнику станет легче доказать, что премия относится к безусловным надбавкам», – предупреждает Иванова.
  • Устюшенко предостерегает от идеи указывать точный процент, твердую сумму премии, потому что такая формулировка показывает, что премия не дается «за что-то» и не привязана к каким-то показателям работника.
  • Рейзман напоминает о том, что правила премирования должны быть подробными, их нужно утверждать приказом и передавать работникам под роспись.
  • Устюшенко призывает соблюдать правила своих же локальных нормативных актов. «Если премия начисляется, к примеру, на основании чек-листа, докладной записки непосредственного руководителя и приказа директора – такие документы должны быть», – настаивает она. А если правила не получается соблюдать, потому что они громоздкие, их нужно менять, подытоживает юрист.

* имя и фамилия изменены редакцией

Выплаты премии без приказа или согласования вышестоящей организации

На этой странице размещены краткие аннотации судебных решений по рассматриваемой теме и ссылки на файлы с полным текстом судебного решения.

(а) Выводы ТУ ФСБН: учреждение незаконно, без приказа главного распорядителя, начислило и выплатило за счет средств федерального и внебюджетных средств премии временно исполняющей обязанности директора учреждения С… .

Суды признали выводы ТУ ФСБН бездоказательными. На основании приказов о выплате премий сотрудникам учреждения С… получала премии не только как временно исполняющая обязанности директора, но и как ученый секретарь. ТУ ФСБН не представило доказательств того, что премии выплачивались С… как временно исполняющей обязанности руководителя; отсутствуют и доказательства того, что на период временного исполнения обязанностей директора учреждения с С…. были сняты обязанности ученого секретаря.

(а) Вывод ТУ ФСБН о том, что премия руководителю учреждения должна выплачиваться только на основании решения федерального министерства судом признан несостоятельным. Коллективным договором и Положением о материальном стимулировании руководителя и работников учреждения, утверждённым Минсельхозом России, установлено, что премии начальнику учреждения и работникам выплачиваются на общих основаниях.

(а) ТУ ФСБН сделало выводы о незаконности выплаты премии руководителю учреждения за май, июнь и 3 квартал 2005 года на основании того, что нарушено требование ведомственного нормативного правового акта, предусматривающего согласование выплаты премии руководителю учреждению с вышестоящим ведомством. Суд пришел к выводу о законности выплаты премии на основании следующего: в материалах дела отсутствуют доказательства лишения премии руководителя; учреждением предъявлены письменные уведомления вышестоящего ведомства от 20.12.2005 о согласии на премирование руководителя по итогам работы за III квартал 2005 года; выплаты премии осуществлены в пределах выделенного фонда оплаты труда.

(а) Премирование руководителей судебно-экспертных учреждений и оказание им материальной помощи производятся с разрешения Министерства юстиции РФ. Гражданин К. проработал 8 месяцев с начала года руководителем структурного подразделения учреждения, затем был назначен руководителем этого учреждения.

Суд признал правомерной выплату ему премии по итогам года как руководителю структурного подразделения с учётом фактически отработанного времени на этой должности.

(б) Годовая премия выплачена директору учреждения без наличия подтверждающего приказа агентства по образованию. Ввиду отсутствия в материалах дела документов подтверждающих правомерность выплаты указанной премии, суды пришли к правильному выводу о необоснованности выплаты премии.

(б) Допущено незаконное использование средств от приносящей доход, выразившееся в выплате материальной помощи и единовременной премии начальнику ФГУ без разрешения Госкомрыболовства РФ.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector