С главбуха могут взыскать долги фирмы при банкротстве

Субсидиарная ответственность для главбуха.

Возможность взыскать налоговые долги с руководства компании у налоговиков появилась давно. Это, в общем-то, не новость. Последние несколько лет количество банкротных дел, инициированных налоговой, ежегодно растет. ИФНС доначисляют огромные суммы налогов, начинают процедуру банкротства и с легкостью привлекают директоров и владельцев компаний к субсидиарке. Далее идет гражданский иск, который по нынешним временам, легко выигрывают налоговики.

Риск субсидиарки для главбуха вырос

Большинство случаев до настоящего времени заканчивалось привлечением к субсидиарной ответственности руководителей компании. Хотя возможность привлечь бухгалтера, коммерческого директора, и даже обычного менеджера была. Нужно только их совместную работу назвать сговором. А по поводу того, что кто-то должен доказать сговор и доказать умысел (!) — не питайте иллюзий. Тот факт, что вас приняли на работу и есть сговор, а ваша подпись на любом документе – умысел. Такие аргументы легко принимаются судами, достаточно посмотреть пару любых уголовных дел за последние годы.

Система сбора денег заточена только на увеличение поступлений в бюджет. И если у директора нет денег, возьмут с работников компании. И главбух в данном случае, как раз и есть тот человек, с которого, по мнению налоговых органов, можно взыскать долги.

А чтобы упростить привлечение главбухов и финансовых директоров, их включили в список лиц, контролирующих организацию в случае банкротства. Теперь главбухи стали лицами, которые могут получать выгоду от незаконных действий компании и у налоговиков есть возможность взыскать долги за счет личного имущества главного бухгалтера и финансового директора. Чиновники внесли необходимые им поправки в КоАП и Закон о банкротстве.

Субсидиарная ответственность главбуха при банкротстве

Теперь личным имуществом рискуют не только руководители, но и главные бухгалтеры, и финансовые директоры.

К ответственности можно привлечь даже после исключения организации из ЕГРЮЛ.

Ранее в законе не было прописано, кого именно можно привлекать к субсидиарной ответственности. Заявления подавали на директоров, владельцев и главбухов. Но, в большинстве случае, имущество взыскивали с директоров и владельцев.

Теперь в законе сказано, что главный бухгалтер и финансовый директор тоже несут ответственность. Если налоговая инспекция подаст иск о признании компании банкротом, иск будет удовлетворен. Компанию признают банкротом из-за наличия долгов по налогам. Личное имущество главного бухгалтера могут арестовать и взыскать в счет погашения задолженности перед бюджетом.

Не имеет значения и тот факт, что на момент признания компании банкротом главбух уволился или не работает в компании несколько последних лет. Работа не в штате, а по гражданско-правовому договору не спасает от субсидиарной ответственности.

Основания для привлечения к субсидиарной ответственности

Чтобы привлечь к субсидиарной ответственности руководителей, главбухов, ИФНС сначала доказывает в суде, что именно их действия привели к банкротству. С этим, как уже говорилось выше, в наших судах, у налоговиков проблем не возникает. Доказать, что в действиях руководителей и бухгалтеров не было умысла, удается единицам. Неуплата налогов — статья прямого действия.

По мнению ИФНС, умысел доказывают:

  1. Согласованные действий лиц. По факту это подписанная и сданная отчетность.
  2. Факты контакта с фирмами-однодневками либо их контроля. Здесь подойдут: доверенности, телефоны, общее имущество и персонал, IP-адреса, с которых отправлялась отчетность и так далее.
  3. Хозяйственный операции, направленные на минимизацию налогов и их фиктивность. Повторяющиеся сложные операции, которые не имеют экономического смысла. Здесь подойдут любые документы, которые по мнению налоговой, подготовлены для имитации хозяйственной деятельности.

Ну, а про наличие в офисе чужих печатей, подписанных бланков и так далее, говорить бухгалтерам нет смысла. Все это доказательства преступления.

Солидарная ответственность для всех

Если компанию признают банкротом вследствие действий или бездействия контролирующих лиц, такие лица отвечают солидарно. Размер ответственности равен совокупному размеру требований и складывается из требований:

  • кредиторов, включенных в реестр требований, а также заявленных после его закрытия
  • кредиторов по текущим платежам, оставшихся непогашенными по причине недостаточности имущества должника.

Срок для привлечения к субсидиарной ответственности

Раньше привлечь контролирующее должника лица к субсидиарной ответственности можно было только в ходе конкурсного производства – не позднее чем через месяц с даты возникновения соответствующих обстоятельств. Налоговики не всегда укладывались в эти сроки.

Теперь же, с 2019 года, подать заявление о привлечении к субсидиарной ответственности инспекторы могут как в ходе конкурсного производства, так и после завершения этой процедуры. Теперь у налоговиков есть на это три года со дня, когда должника признали банкротом. И, как уже говорилось выше, с 2019 года к субсидиарной ответственности по долгам ООО могут привлекать даже после исключения юридического лица из ЕГРЮЛ.

Что могут забрать в рамках субсидиарной ответственности

Всё, кроме того, что указано в статье 446 Гражданского процессуального кодекса РФ. Не изымают: мебель, одежду, обувь, еду; предметы, нужные для работы.

По действующим сейчас законам не могут изъять единственное жилье по той же статье 446 ГПК. Но судебная практика уже разрешает взыскивать единственное жильё, если соблюдены права лиц, проживающих в этом помещении.

Обратите внимание, что прежде чем ФНС обращается в суд за субсидиарной ответственностью, она анализирует финансовое положение человека и его семьи, с которого она эту ответственность хочет взыскать. Данные ИФНС получает из ГИБДД, Росреестра и ЗАГСов. Налоговую интересуют ее люди, с которых есть, что взыскать.

Бератор нового поколения
ПРАКТИЧЕСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ БУХГАЛТЕРА

То, что нужно каждому бухгалтеру. Полный объем всегда актуальных правил учета и налогообложения.

Мы пишем полезные статьи, чтобы помочь вам разобраться в сложных проблемах бухучета, переводим сложные документы «с чиновничьего на русский». Вы можете помочь нам в этом. Это легко.

*Нажимая кнопку отплатить вы совершаете добровольное пожертвование

Субсидиарная ответственность главного бухгалтера

Автор: Светлана Валюнина главный бухгалтер-консультант 1С-WiseAdvice

Субсидиарная ответственность главного бухгалтера

Автор: Светлана Валюнина
главный бухгалтер-консультант 1С-WiseAdvice

При возникновении у бизнеса финансовых проблем ответственность перед кредиторами несет не только сама компания, но и ее первые лица. Причем административным преследованием дело может не ограничиться, в некоторых ситуациях отвечать придется личным имуществом. Речь идет о субсидиарной ответственности топ-менеджеров по долгам организации. В каких случаях привлекается к субсидиарной ответственности главный бухгалтер, рассказываем в нашем материале.

Понятие и виды субсидиарной ответственности

Сам термин пришел из латинского языка: «subsidiarus» в переводе означает «вспомогательный» или «резервный». Суть этого вида ответственности – взыскание задолженности с «дополнительных» обязанных лиц, если основной должник не удовлетворил требования кредиторов.

Субсидиарная ответственность бывает:

  1. Договорной, когда обязанности «резервного» должника прямо прописаны в договоре. Примером здесь может служить поручительство при выдаче кредита. Если заемщик по тем или иным причинам не платит, кредитор имеет право взыскать долг с поручителя.
  2. Внедоговорной, когда ответственность вытекает из требований законодательства. Лицо, к которому предъявляются требования, в данном случае должно иметь влияние на основного должника.

Именно к этой ситуации относится ответственность учредителей и руководителя компании. Субсидиарная ответственность главного бухгалтера применяется гораздо реже, но тоже возможна.

Условия применения субсидиарной ответственности

Особенностью субсидиарной ответственности является то, что кредитор имеет право взыскивать задолженность с «дополнительного» должника только, если не смог получить ее с основного ( ст. 399 ГК РФ ). Это важное отличие субсидиарной ответственности от солидарной, при которой кредитор может по своему желанию взыскать задолженность с любого из обязанных лиц.

Солидарная ответственность бухгалтера, руководителя или других ответственных лиц в общем случае не предусмотрена законом. Она может применяться только в особых ситуациях. Например, банки при кредитовании юридического лица иногда требуют, чтобы его руководители выступили в качестве поручителей. А условия договора поручительства в этом случае могут предусматривать и солидарную ответственность.

Применительно к организации полная невозможность взыскания – это отсутствие самого юридического лица, то есть его ликвидация. Но так как мы говорим о ситуации, когда компания «обременена» долгами, то ее ликвидация обычно связана с процедурой банкротства.

Поэтому именно в процессе банкротства компании чаще всего и встает вопрос о взыскании долгов с ее собственников или генерального директора. Субсидиарная ответственность главного бухгалтера при банкротстве тоже предусмотрена законом, но наступает далеко не всегда.

Субсидиарная ответственность: почему наметилась тенденция к ее более широкому применению

В последние годы Федеральная налоговая служба (ФНС) планомерно расширяла границы применения субсидиарной ответственности. Это помогало взыскивать долги с директора, главбуха, юриста или любого другого сотрудника, которого ФНС посчитает контролирующим лицом. Эксперт системы «Актион Бухгалтерия» Светлана Ковалевская объяснила, почему происходит тенденция к более широкому применению субсидиарной ответственности.

Что такое субсидиарная ответственность?

Речь о субсидиарной ответственности идет, когда банкротят компанию. Это может произойти и с небольшой организацией. Ведь банкротство возможно уже при условии, что долги компании составляют 300 000 рублей или более.

Если в процессе банкротства директора, главбуха, юриста или другого работника компании посчитают контролирующим лицом, то на него могут переложить не только налоговые, но и все остальные долги компании перед кредиторами (статьи 61.10, 61.11 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ). Субсидиарная ответственность возможна, даже если человек не работает в компании по трудовому договору, и независимо от того, заводили ли на него уголовное дело, к примеру, за неуплату налогов.

Кого же могут посчитать контролирующим лицом? Контролирующее лицо — организация или человек, которые в трехлетний период до признаков банкротства компании могли определять ее действия (пункт 2 статти 61.10 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ).

К примеру, для бухгалтера высок риск, что на него переложат долги компании, в двух ситуациях. Первая — отсутствуют бухгалтерские документы или в них искаженные данные. Вторая — налоговая задолженность компании составляет более 50 процентов от общей суммы долгов перед кредиторами третьей очереди.

К ответственности могут привлечь и бухгалтера, которого не признали контролирующим лицом, если он по указанию директора скрыл документацию или исказил ее данные (пункт 24 постановления Пленума Верховного суда от 21 декабря 2017 года № 53).

Правда ли, что к ней все чаще привлекают не только предпринимателей, но и наемных менеджеров и даже родственников бизнесменов?

Да, верно. Если раньше долги компании-банкрота перекладывали на директора и учредителя, то сейчас деньги начали все чаще взыскивать и с других лиц, в частности, с бухгалтеров.

Вот пример. Налоговики нашли у строительной компании сомнительные сделки с зависимыми субподрядчиками. Инспекторы отказали в вычетах НДС и расходах, доначислили налоги, пени и штраф. В итоге компания обанкротилась. Директора и главбуха привлекли к субсидиарной ответственности. В судебном решении не обозначили конкретную сумму долгов, которую они должны уплатить за компанию. Но известно, что налоговая задолженность составляет 115 миллионов рублей.

Судьи не приняли довод, что бухгалтер не могла влиять на деятельность компании. Именно она отражала в отчетности недостоверные данные по сделкам с контрагентами (постановление Арбитражного суда Московского округа от 9 августа 2019 года № Ф05-17235/2017). Из-за этого у компании появилась дополнительная финансовая нагрузка — пени и штрафы. Искажение отчетности — это основание, чтобы переложить долги компании на контролирующих лиц (пункт 2 статьи 61.11 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ). Ситуацию усугубило то, что бухгалтер была в составе учредителей. Ей принадлежало 12,5 процента уставного капитала компании.

Риски привлечения к субсидиарной ответственности стали выше еще и потому, что сейчас налоговики стали чаще инициировать банкротства. По закону признак банкротства, если задолженность компании по налогам — 300 000 рублей и больше, а просрочка не менее трех месяцев. Есть еще одно условие, при котором инспекция вправе обратиться в суд: она уже приняла решение взыскать задолженность с расчетного счета, но в течение 30 дней это решение не исполнено (пункт 2 статьи 7 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ).

Контролирующими лицами по общему правилу признают тех, кто влияет на деятельность организации. Например, заключает сделки, акцептует и организует финансово-экономические операции. Внешним признаком скрываемого контроля являются также получение выгоды от операций должника. Поэтому ФНС ориентирует инспекторов на поиск реальных бенефициаров. К ним и должна применяться субсидиарная ответственность. Если будут выявлены признаки недобросовестного, неправомерного поведения, с них могут взыскать долги компании, в том числе недоимку по налогам.

При этом номинальные владельцы и директора компаний автоматически не освобождаются от ответственности. Они будут отвечать солидарно с теневыми хозяевами организаций, если не помогут кредиторам в поиске реальных контролирующих лиц и их активов. По закону отвечать должны все лица, которые своими действиями способствовали тому, что погасить долги стало невозможно.

В то же время, ФНС не преследует цель ликвидировать компанию, ее задача — вернуть в бюджет долги. Поэтому сейчас особое внимание налоговики уделяют тому, чтобы заключить с должниками мировые соглашения. Их суть в том, что компания может избежать банкротства за счет рассрочки по уплате долгов. Условие этого — дальнейшее своевременное исполнение текущих обязательств по налогам.

Налоговики дают такую рассрочку должникам, если нет признаков злоупотреблений и должник предоставил обеспечение. Это залог, банковская гарантия или поручительство платежеспособного лица, которое сможет полностью исполнить обязанности должника, если он допустит просрочку.

ФНС так объясняет, почему предпочитает договариваться, а не доводить дело до банкротства. Заключать соглашения для бюджета более эффективно, чем участвовать в процедуре банкротства. За 2018 год по мировым соглашениям в бюджет поступило 6 миллиардов рублей. А при банкротстве сумма погашения долга может снижаться за счет подверженности этой процедуры злоупотреблениям со стороны бенефициаров компаний и арбитражных управляющих. Закон сейчас в ряде случаев дает нам механизмы для реагирования на такие нарушения. Но это длительные и затратные судебные процедуры, которых можно избежать, если заключить мировое соглашение.

Действительно, задолженность компании-банкрота перед кредиторами теперь могут переложить не только на директора или главбуха, но и на их родственников.

Верховный суд в прошлом году решил, что можно взыскать долги компании, в том числе по налогам, с детей директора, которые получили от него дорогостоящие подарки (определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда от 23 декабря 2019 года № 305-ЭС19-13326).

Судьи рассмотрели такую ситуацию. Компания списывала расходы и заявляла вычеты НДС по сделкам с субподрядчиками. Налоговики решили, что сделки фиктивные, субподрядчики не выполняли работы. Инспекторы доначислили налоги на сумму 310 миллионов рублей. Затем компания обанкротилась. В процессе банкротства налоговики потребовали переложить долги на директора, жену и их сыновей.

Директор. Значительную часть средств компания вывела из бизнеса — перечислила на счет другой организации. Поэтому директора обвинили в банкротстве и привлекли в субсидиарной ответственности на сумму 312 миллионов рублей.

Жена директора. Верховный суд решил, что жена директора была причастна к выводу активов и банкротству. Она связана с организациями-субподрядчиками. В одной организации жена была директором, в другой — бухгалтером. Семейные отношения, а также должность бухгалтера сами по себе не говорят об участии в банкротстве. Но в данном случае действия директора и его жены были согласованными. Жена должна была знать, что субподрядчик не выполнял работы, так как она руководила этой компанией. Кроме того, жена была директором и учредителем организации, на счет которой вывели деньги.

Сыновья директора. Уже после банкротства директор с женой подарили детям восемь объектов недвижимости и две машины. Поэтому налоговики заявили, что дети должны тоже отвечать по долгам. Судьи округа не поддержали эти доводы. Но Верховный суд решил, что по вопросу ответственности сыновей дело нужно пересмотреть.

В период, когда компания занижала налоги, сыновья были несовершеннолетними. И нет доказательств, что они контролировали компанию. Но это не означает, что детей нельзя привлечь к ответственности. Ведь родители могли использовать сделки дарения, чтобы скрыть имущество от кредиторов. К тому же на момент дарения одному сыну уже исполнилось 18 лет, а другому 15.

Верховный суд разъяснил, что нужно проверить, стали ли дети реальными собственниками или имущество по сути контролируют родители. Еще необходимо выяснить, была ли цель — вывести это имущество от взыскания в пользу кредиторов. В результате на детей могут переложить долги «за умышленные действия», но в пределах стоимости подаренного имущества.

Таким образом, перевод имущества на родственников уже не гарантирует, что на него не обратят взыскание. Велика вероятность, что практика взыскивать долги с членов семьи теперь получит более широкое распространение.

Это не означает, что родственник в любом случае будет признан контролирующим лицом. Пример:

Дочь учредителя работала главным бухгалтером, а затем замдиректора компании. Организацию признали банкротом, и конкурсный управляющий заинтересовался сделками, в которых участвовала главбух. Директор продал транспорт компании учредителю. Но деньги за покупку учредитель не уплатил. Эту сумму зачли в счет долга по дивидендам. Затем учредитель подарил транспорт своей дочери-главбуху.

По требованию конкурсного управляющего взаимозачет признали недействительной сделкой. Директор действовал недобросовестно. У компании были признаки банкротства. В этой ситуации было невыгодно проводить взаимозачет, нужно было потребовать с учредителя деньги.

Управляющий заявил: долги компании-банкрота на сумму 10 миллионов рублей должны уплатить все, кто участвовал в невыгодных сделках. Это директор, учредитель и главбух. Но судьи решили взыскать долги только с директора и учредителя. Конкурсный управляющий не доказал, что главбух определяла действия компании. Того факта, что она дочь учредителя, мало. Что касается договоров дарения, то управляющий не требовал признать их недействительными (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 2 апреля 2019 года № Ф07-1826/2019).

Почему наметилась тенденция к более широкому применению субсидиарной ответственности?

Потому что механизм субсидиарной ответственности, то есть перекладывания долгов на контролирующих лиц, показал себя как эффективный. Опять же на примере бухгалтеров. Мы изучили статистику по привлечению бухгалтеров к субсидиарке. Она показывает, что за последние четыре года решений в пользу бухгалтеров становится все меньше, а контролирующими лицами их признают все чаще. Если в 2016 году в пользу бухгалтеров решались 100 процентов дел, то в 2017 и в 2018 — уже 89 процентов, а в 2019 — только 64%.

Да, пока что в большинстве случаев контролирующими признают директора и учредителей, случаи с бухгалтерами, менеджерами, юристами, родственниками пока, скорее, исключение, чем правило. Но количество таких дел растет. Если в 2016 году судебных дел по субсидиарке с участием бухгалтеров было пять, то в 2019-м — уже 22. При этом надо понимать, что в большинстве случаев разговор идет не о тысячах рублей долга, а о десятках и сотнях миллионов (смотрите примеры выше).

Ответственность главного бухгалтера при банкротстве

otvetstvennost_glavnogo_buhgaltera_pri_bankrotstve.jpg

Похожие публикации

С 30 июля 2017 года введена субсидиарная ответственность главного бухгалтера при банкротстве. Федеральный закон № 266-ФЗ от 29.07.2017 добавил в закон № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» новую главу III.2, посвященную ответственности руководителя несостоятельного должника и других лиц. Субсидиарная ответственность может быть применена по требованию кредиторов, например, налоговой инспекции, которой нужно взыскать долг в казну.

Субсидиарная ответственность главного бухгалтера при банкротстве в 2019 году

Что такое субсидиарная ответственность, поясняется в Гражданском кодексе РФ (ст. 399). С субъекта, на которого она возложена, кредитор вправе взыскать задолженность вместо основного должника, если тот не в состоянии с ним рассчитаться или игнорирует его требования. Рассчитавшись с кредитором, обязанное лицо может подать регрессный иск к должнику о компенсации понесенных расходов.

Для главного бухгалтера субсидиарная ответственность при несостоятельности компании означает, что кредиторы имеют право на погашение задолженности за счет его личных средств. То есть, если у предприятия-банкрота нет денег для исполнения обязательств перед контрагентами (по налогам, кредитам, взносам, поставке товаров и т.д.), субсидиарного «ответчика», в данном случае главбуха, могут заставить заплатить по его долгам.

О том, что главному бухгалтеру грозит такая ответственность, говорится в ст. 61.10 (пп. 3 п.2), ст. 61.11 (п.4) закона о банкротстве № 127-ФЗ от 26.10.2002. Он может понести ее, если замещал эту должность не раньше, чем за три года до выявления признаков несостоятельности предприятия. Однако, субсидиарная ответственность главного бухгалтера при банкротстве наступает при определенных условиях. И главное из них – при выполнении своих обязанностей он являлся контролирующим должника лицом (сокращенно — КДЛ), то есть был способен влиять на его действия в силу должностного положения или по иным причинам, изложенным в ст. 61.10 закона о банкротстве.

Если действия или бездействие КДЛ привели к тому, что компания-банкрот не имеет возможности удовлетворить законные требования кредиторов, оно может быть привлечено к субсидиарной ответственности. О том, каковы эти действия (бездействия), что должен учитывать суд при принятии решения, сообщается в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 53 от 21.12.2017 (п.16 и п.17). В частности, неправомерным деяниями судья посчитает:

указание совершить заведомо убыточные операции и сделки;

создание системы управления, при которой выгода извлекалась третьим лицом – в ущерб интересам должника и кредиторов;

совершение операций, значительно ухудшивших финансовое положение предприятия-банкрота, в результате которых была утрачена возможность выполнить все его обязательства и восстановить платежеспособность.

Арбитражные суды до принятия решения должны исследовать не отдельные сделки и операции, а их совокупность. Важно установить, что неправомерные действия или бездействия совершались именно под влиянием КДЛ, и действительно способствовали переходу должника в стадию банкротства.

Ответственность главного бухгалтера при банкротстве: судебная практика

Применение субсидиарной ответственности к главному бухгалтеру проиллюстрирует судебная практика.

30 мая 2019 года Арбитражный суд Ульяновской области вынес определение № А72-7843/2017. Было решено взыскать с бывшего главбуха предприятия-банкрота 640 000 рублей, в связи с тем, что в период работы она снимала деньги со счета компании, зная о ее тяжелом финансовом положении. Доводы ответчика, что все снимаемые суммы вносились в кассу, суд не принял, так как документально бухгалтер не мог это подтвердить. Апелляционная инстанция также не поддержала главного бухгалтера, оставив принятое коллегами решение без изменения.

Только после подачи жалобы в кассационную инстанцию, Поволжский Арбитражный суд вынес решение в пользу бывшего главбуха (Постановление № А72-7843/2017 от 22.08.2019). Решения нижестоящих судов были отменены, а дело направили на пересмотр в 1-ю инстанцию. Однако положительному исходу способствовало обнаружение заявительницей квитанции к приходно-кассовому ордеру, а также представление суду иной бухгалтерской документации бывшим директором фирмы. Каким бы было решение кассационной инстанции без этих доказательств, неизвестно.

Субсидиарная ответственность главного бухгалтера при банкротстве: как ее избежать

Полностью обезопасить себя главбух может одним способом: заручиться письменным распоряжением руководителя фирмы и действовать на его основании. В этом случае ответственность за последствия своих действий главный бухгалтер не несет (п.8 ст.7 закона о бухучете № 402-ФЗ от 06.12.2011).

Чтобы снизить риск привлечения к субсидиарной ответственности, следует сохранять все первичные документы, а при увольнении запастись их копиями (особенно по спорным или сомнительным операциям). Если главный бухгалтер передает дела новому сотруднику, который принимается на его место, нужно составить подробную опись учетной документации.

Полные тексты нормативных документов в актуальной редакции вы всегда сможете посмотреть в КонсультантПлюс.

Cубсидиарная ответственность бухгалтера: когда наступает и как избежать

Когда наступает и в чем заключается субсидиарная ответственность бухгалтера

Субсидиарная ответственность – это разновидность материальной ответственности должностных лиц (и не только) организации-банкрота, наступающая в случаях, когда сама организация не может погасить существующую задолженность перед своими кредиторами. Субсидиарной ответственности предшествует банкротство компании, являющей основным должником по всем своим обязательством.

Перед обращением к субсидиарным должникам кредитор должен предъявить существующие имущественные требования к основному должнику. В противном случае все требования к субсидиарным ответчикам будут признаны необоснованными и не подлежащими удовлетворению. Кроме того, кредитор не вправе требовать уплаты долга от субсидиарного ответчика, если такой долг возможно погасить путем зачета встречного требования к основному должнику либо бесспорного взыскания средств с основного должника (ст. 399 ГК РФ).

И только если в ходе банкротства выясняется, что денег и имущества компании оказывается недостаточно для удовлетворения всех требований кредиторов, то к делу привлекаются уже субсидиарные (дополнительные, резервные) должники, за счет денежных средств и имущества которых непогашенные требования и будут удовлетворяться.

Субсидиарная ответственность может быть возложена на любых контролирующих компанию лиц, под которыми понимаются лица, имеющие возможность определять ее действия (п. 1 ст. 61.10 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О банкротстве»).

Бухгалтер в этом смысле не является исключением. В п. 4 ст. 61.11 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ указывается, что субсидиарная ответственность распространяется в том числе на должностных лиц, на которых возложены обязанности ведения бухгалтерского учета, а также хранения документов бухгалтерского учета и финансовой отчетности должника. А в п. 2 ст. 61.10 того же закона прямо говорится о том, что лица, замещающие в организации должность бухгалтера, могут являться ее контролирующими лицами.

Поэтому бухгалтер наравне с руководителем организации также может понести субсидиарную ответственность по ее непогашенным долгам, если не докажет, что его действия не явились причиной невозможности полного погашения требований кредиторов основным должником.

За какие действия бухгалтера могут привлечь к субсидиарной ответственности

Бухгалтер подлежит привлечению к субсидиарной ответственности в случаях (ст. 61.11 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ):

  • доведения организации до объективного банкротства или совершения действий (бездействия), существенно ухудшивших финансовое положение банкрота или сделавших невозможными реабилитационные мероприятия, направленные на восстановление его платежеспособности;
  • совершения действий (бездействия) по сокрытию имущества, искажению/уничтожению документации, а также иных действий, препятствующих проведению банкротства и погашению требований кредиторов;
  • отражение в бухгалтерской документации и отчетности недостоверных сведений, мешающих обнаружению имущества должника и формированию конкурсной массы.

И если бухгалтер не наделен управленческими и распорядительными функциями, то основаниями для привлечения его к субсидиарной ответственности могут послужить исключительно махинации с бухгалтерской документацией.

В качестве таких действий, повлиявших на невозможность удовлетворения требований кредиторов, можно назвать следующие:

  • непередача арбитражному управляющему документов бухучета и финансовой отчетности для проведения процедур банкротства;
  • отражение в бухгалтерской документации операций, не подтвержденных первичными документами;
  • искажение показателей бухучета и отчетности;
  • утрата или уничтожение документов бухгалтерского учета и отчетности;
  • неотражение в документации сведений об объектах, формирующих конкурсную массу, за счет которой удовлетворяются требования кредиторов;
  • непроведение инвентаризации имущества основного должника (компании);
  • непредставление обязательной отчетности в контролирующие органы.

Но просто так привлечь к субсидиарной ответственности бухгалтера, не совершавшего никаких нарушений, нельзя.

Пределы субсидиарной ответственности бухгалтера

Бухгалтер – это рядовой сотрудник организации, пределы ответственности которого существенно ограничены. Как правило, он не является ни учредителем, ни участником, ни даже руководителем компании. Поэтому планировать ее действия, совершать сделки, признавать (прощать) долги, отчуждать имущество и иным образом оказывать влияние на ее финансовое состояние он обычно не вправе.

В этих случаях субсидиарная ответственность для бухгалтера может наступить только при наличии каких-либо нарушений, связанных с ведением бухгалтерского учета и составлением/сдачей отчетности, а также непосредственной связи между этими нарушениями и невозможностью организации погасить требования кредиторов.

В свою очередь заявитель в деле о банкротстве должен представить суду объяснения относительно того, как отсутствие документации (отсутствие в ней полной информации или наличие в документации искаженных сведений) повлияло на проведение процедур банкротства или осложнило их.

При этом бухгалтер понесет субсидиарную ответственность, если будет доказано, что нарушения с бухгалтерской документацией и отчетностью повлекли, в частности:

  • невозможность выявления всего круга лиц, контролирующих должника и его основных контрагентов;
  • невозможность определения основных активов должника и их идентификации;
  • невозможность выявления совершенных непосредственно перед банкротством подозрительных сделок и их условий;
  • невозможность установления содержания совершенных должником сделок.

Размер субсидиарной ответственности бухгалтера равен совокупному размеру требований, включенных в реестр требований кредиторов, и непогашенных требований кредиторов по текущим платежам.

Например, если после реализации всего имущества банкрота в счет погашения задолженности перед кредиторами, организация останется должна им еще 10 млн рублей, то оставшийся долг придется уплачивать контролирующим лицам. И если таковыми признают, скажем, только руководителя компании и ее главбуха, то размер этой ответственности будет поделен между ними поровну. То есть главбуху придется выплатить кредиторам 5 млн рублей.

Размер ответственности может быть уменьшен, если бухгалтер докажет, что причиненный им вред несоразмерен требованиям кредиторов (п. 11 ст. 61.11 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ).

К примеру, если вина бухгалтера будет состоять в сокрытии имущества банкрота, стоимость которого составляет 5000 рублей, а общий размер непогашенных требований кредиторов превышает 15 млн рублей, то пределы ответственности бухгалтера само собой будут уменьшены до этих самых 5000 рублей.

Как бухгалтеру избежать привлечения к субсидиарной ответственности

Субсидиарная ответственность бухгалтера по долгам организации-банкрота не носит абсолютного характера.

Если бухгалтер докажет, что его вины, скажем, в искажении/уничтожении бухгалтерской документации, которое привело к невозможности взыскания долгов, не было, то никакой ответственности он не понесет (п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»).

Чтобы избежать возможного привлечения к субсидиарной ответственности по долгам организации-работодателя, бухгалтеру важно помнить о строгом соблюдении ряда обязательных правил.

1. Исключить даже малейшую вероятность отражения в бухгалтерском учете несуществующих операций и объектов.

Любая операция регистрируется только при наличии надлежаще оформленного первичного учетного документа. Нельзя принимать к бухгалтерскому учету документы, которыми оформляются не имевшие места в реальности операции, в том числе документы, лежащие в основе мнимых и притворных сделок.

Если первичные документы не представлены, то перед регистрацией операции бухгалтер должен потребовать предоставить ему все необходимые первичные документы. Такое требование обязательно для всех без исключения работников организации (ч. 3 ст. 9 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете»).

2. Исключить работу с так называемыми «фирмами-однодневками» и отказаться от создания и ведения фиктивного документооборота с подобного рода контрагентами.

Даже если руководство компании требует от бухгалтера бухгалтерского сопровождения сделок с недобросовестными контрагентами, от такой работы следует отказаться.

Сделать это можно, написав на имя директора соответствующее заявление или докладную записку, в которой изложить суть претензий к контрагенту, а также доложить о возможных последствиях подобного сотрудничества в будущем. В конечном счете выполнение требований руководства, пусть даже в письменной форме, не освободит бухгалтера от привлечения в будущем к субсидиарной ответственности.

3. Не доверять доступ к учетной документации и отчетности любым третьим лицам, не отвечающим в организации за ведение и хранение финансовой документации. Наряду с этим нельзя никому доверять свою электронную цифровую подпись.

Также нужно исключить доступ неуполномоченных лиц к банковским сервисам, через которые производится оплата от имени организации. Лучшим вариантом будет, если доступ к банковской программе будут иметь сразу несколько уполномоченных должностных лиц организации. Это не позволит арбитражному управляющему и суду констатировать единоличный доступ бухгалтера к денежным средствам организации-должника.

4. При появлении у организации первых признаков банкротства нужно сразу же инициировать процедуру инвентаризации имеющегося имущества, а также аудит бухгалтерской документации.

Это даст организации и бухгалтеру дополнительное время для проведения расследования и поиска недостающего имущества, а также приведения в порядок/восстановления утраченных документов.

5. Исключить возложение на себя дополнительных обязанностей, прямо не предусмотренных должностной инструкцией бухгалтера и выходящих за пределы его полномочий.

Для подстраховки нельзя принимать на себя обязанности по разрешению финансовых вопросов и одобрению каких-либо сделок. В противном случае у арбитражных управляющих будет гораздо больше возможностей привлечь бухгалтера к субсидиарной ответственности по долгам компании-банкрота.

Для примера приведем постановление Арбитражного суда Московского округа от 30.05.2019 № А40-151891/2014. Здесь суд рассмотрел требования конкурсного управляющего к бывшему главному бухгалтеру банка-банкрота. Управляющий требовал привлечь бывшего главбуха к субсидиарной ответственности в размере 605 569 663 рубля. В качестве обоснования заявленного требования управляющий ссылался на то, что главбух выдала неплатежеспособным клиентам заведомо невозвратный кредит, за что получила денежную премию. Суд отказался привлекать бывшего главбуха к субсидиарной ответственности, поскольку его полномочия ограничивались именно функциями главного бухгалтера. Никакие другие полномочия, в том числе по одобрению крупных сделок, главбух на себя не принимала. То есть она не имела возможности определять условия заключаемых сделок и давать указания об их заключении. Само по себе получение ею премии не дает достаточных оснований для возложения на нее субсидиарной ответственности перед всеми кредиторами банка-банкрота. В результате конкурсному управляющему в удовлетворении заявленных им требований было отказано. Если бы трудовой договор, подписанный с главбухом, предоставлял ей соответствующие полномочия, уйти от субсидиарной ответственности уже не получилось бы.

Таким образом, свои функции и полномочия бухгалтерам лучше ограничить работой с документацией, а совершение и одобрение сделок – оставить руководству организации-работодателя.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector